Антология русского рока и панк-рока >>> Александр Башлачёв


Александр Башлачёв. Альбом «Башлачёв V» 1986 год

Александр Башлачёв. Альбом «Башлачёв V» 1986 год 01. В чистом поле - дожди
02. Сядем рядом...
03. Слыша Высоцкого (Триптих)
04. Егоркина былина
05. Пляши в огне
06. Пора собираться на бал
07. Перекур
08. Песенка на лесенке
09. Рождественская
10. Когда мы вместе
11. Я тебя люблю...

Записано в разное время (21.12.1985, 30.05.1986, летом 1986)

В чистом поле - дожди (А. Башлачев)

В чистом поле - дожди косые.
Эй, нищета - за душой ни копья!
Я не знал, где я, где Россия
И куда же я без нея?
Я не знал, где я, где Россия
И куда же я без нея?

Только время знобит, колотит.
Кто за всех, если дух - на двух?
В третьей роте без крайней плоти
Безымянный поет петух.

Не умею ковать железо я -
Ох, до носу мне черный дым!
На второй мировой поэзии
Призван годным и рядовым.

В чистом поле - дожди косые,
Да нет ни пропасти, ни коня.
Я не знал, как любить Россию,
А куда ж она без меня?

Но можно песенку прожить иначе,
Можно крылышки оборвать.
Только вырастет новый мальчик
За меня, гада, воевать.

Так слушай, как же нам всем не стыдно?
Эй, ап - спасите ваши души!
Знаешь, стыдно, когда не видно
Что услышал все, что слушал.
Мне очень стыдно, когда не видно,
Что услышал ты все, что слушал.

Стань живым - доживешь до смерти.
Гляди в омут и верь судьбе -
Как записке в пустом конверте,
Адресованной сам себе.

Там, где ночь разотрет тревога,
Там, где станет невмоготу -
Вот туда тебе и дорога,
Наверстаешь свою версту.

В черных пятнах родимой злости
Грех обиженным дуракам.
А деньги - что ж, это те же гвозди,
И так же тянутся к нашим рукам.

А я разгадан своей тетрадкой -
Топором меня в рот рубить!
Эх, вот так вот прижмет рогаткой -
И любить или не любить!

Но хоть жалейте, но до утраты,
А кровь - она ох, красна на миру!
Пожалейте сестру, как брата -
Я прошу вас, а то помру.

А с любовью - да Бог с ней, с милой...
Потому, как виновен я.
А по ми не скули, помилуй,
Плачь по всем, плачь "аллилуйя"!

На фронтах мировой поэзии
Люди честные - все святы.
Я не знал, где искать Россию,
А Россия есть "Росс" и ты.

И я готов на любую дыбу.
Подними меня, милая, ох!
Я за все говорю - спасибо.
Ох, спаси меня, спаси, Бог!

В чистом поле - дожди косые.
Да мне не нужно ни щита, ни копья.
Я увидел тебя, Россия.
А теперь посмотри, где я.

Сядем рядом... (А. Башлачев)

Сядем рядом. Сядем ближе
Да прижмемся белыми заплатами к дырявому мешку
Строгим ладом, тише, тише
Мы переберем все струны да по зернышку

Перегудом, перебором.
Да я за разговорами не разберусь, где Русь, где грусть.
Нас забудут - да не скоро,
А когда забудут, я опять вернусь.

Будет время, я напомню,
Как все было скроено, да все опять перекрою
Только верь мне, ты только пой мне
Только пой мне, милая - я подпою.

Нить, как волос. Жизнь, как колос.
Размолотит колос в дух и прах один цепной удар.
Да я все знаю, дай мне голос.
И я любой удар приму, как твой великий дар.

Тот, кто рубит сам дорогу,
Не кузнец, не плотник ты, да все одно поэт.
Тот, кто любит, да не к сроку,
Тот, кто исповедует, да сам того не ведает.

А я - в ударе. Жмут ладони,
Всё хлопочут бедные, да где ж им удержать зерно в горстях.
На гитаре, на гармони,
На полене сучьем, на своих костях.

Злом да ласкою, да грехами
Растяни меня ты, растяни, как буйные меха!
Пропадаю с потрохами,
А куда мне, к лешему, потроха...

Но завтра - утро. Все сначала.
Заплетать на острых пяльцах недотрогу нить.
Чтоб кому-то полегчало...
Да разреши, пожалуй, я сумел бы всё на пальцах объяснить.

Тем, кто мукой - не мукою
Все приметы засыпает, засыпает на ходу,
Слёзы с луком. Ведь подать рукою,
И погладишь в небе свою заново рожденную звезду.

Ту, что рядом, ту, что выше,
Чем на колокольне звонкий звон... Да где он? Все темно.
Ясным взглядом, ближе, ближе...
Глянь в окно - да вот оно рассыпано, твое зерно.

Выше окон, выше крыши.
Ну, чего ты ждешь? Иди смелей, бери еще, еще
Что, высоко? Ближе, ближе.
Ну вот уже тепло. Ты чувствуешь, как горячо?
Вот оно - ты чувствуешь, как горячо.

Слыша Высоцкого (Триптих) (А. Башлачев)

Хорошо, коли так. Коли все неспроста.
Коли ветру все дуть, а деревьям - качаться.
Коли весело жить, если жить не до ста.
А потом уходить - кто куда - а потом все равно возвращаться.
Коли весело жить, не считая до ста.
А потом уходить - кто куда - а потом все равно возвращаться.

Возвращаются все. И друзья и враги
Через самых любимых и преданных женщин.
Возвращаются все. И идут на круги.
И опять же не верят судьбе. Кто-то больше, кто меньше.

Хорошо, коли так. Значит, ищут судьбу.
А находят себя, если все же находят.
Если дырку во лбу вы видали в гробу
Приказав долго жить, вечным сном, дуба дав или как там еще в обиходе?
Да хорошо и в гробу, лишь бы с дыркой во лбу,
Приказав долго жить, вечным сном, дуба дав или как там еще в обиходе?

Только вечный огонь все равно прогорит.
Пусть хорош этот сон. Только тоже не вечен.
На Молочном пути вход с восхода открыт
И опять молоко по груди, по губам... И нельзя изменить место встречи.
На Молочном пути вход с восхода открыт
И опять молоко... И нельзя изменить место встречи.

Если баба трезва, если баба скушна,
Да может, ей нелегко, тяжело да не весело с нами?
А налей ей вина, а достань-ка до дна
Ох, отсыплет зерна и отдаст тебе все, чем поднять в печке пламя.
Да налей-ка вина, да достань-ка до дна
Ох, отдаст тебе все, чем поднять в печке пламя.

И опять каравай собираешь по крохам.
И по каплям опять в кипяток свою кровь.
Жизнь... Она не простит только тем, кто думал о ней слишком плохо.
Баба мстит лишь за то, что не взял, что не принял любовь.

Так слови это Слово, чтобы разом начать все дела.
Как положено, все еще раз положить на лопатки.
Чтобы девочка - Время из сказок косу заплела.
Чтобы Время - мальчишка пугал и стрелял из рогатки.

Чтоб они не прощали, когда ты игру не поймешь,
Когда мячик не ловишь и даже не плачешь в подушку.
Если ты не поймёшь, если ты даже не подпоёшь,
Значит вместо гитары ещё раз возьмёшь погремушку.

Погремушка гремит, да внутри вся пуста.
Скушно слушать сто раз. Надоест даже сказка.
Так не ждал бы, пока досчитают до ста.
Лучше семь раз услышать - один раз сказать
иль построить, сварить или спеть, доказать,
Но для этого в сказке ты должен почуять подсказку.
Чтобы туже вязать, чтобы туже вязать
Нужно чувствовать близость развязки.

Колея по воде... Но в страну всех чудес
Не проехать по ней, да еще налегке, да с пустым разговором.
Так не спрашивай в укор: - Ты зачем в воду лез?
Я, конечно, спою. Я, конечно, спою. Но хотелось бы хором.

Хорошо, если хор в верхней ноте подтянет, подтянется вместе с тобою.
Кто во что, но душевно и в корень, и корни поладят с душой.
Разве что-то не так? Вроде все, как всегда, то же небо опять голубое.
Видно, что-то не так, если стало вдруг так хорошо.

Только что тут гадать? Высоко до небес.
Да рукою подать до земли, где месить тили-тесто.
Если ты ставишь крест на стране всех чудес,
Значит, ты для креста выбрал самое верное место.

А наши мертвые нас не оставят в беде.
Наши павшие, как на часах часовые.
Но отражается небо во мне и в тебе
И во имя имен пусть живых не оставят живые.

В общем, места в землянке хватает на всех.
А что просим? Да мира и милости к нашему дому!
И несется сквозь тучи забористый смех:
- Быть - не быть? В чем вопрос, если быть не могло по-другому!

Егоркина былина (А. Башлачев)

Как горят костры, как горят костры у Шексны - реки
Как стоят шатры бойкой ярмарки, бойкой ярмарки
Дуга цыганская ничего не жаль,
Отдаю свою расписную шаль.
А цены ей нет - четвертной билет.
Жалко четвертак - ну давай пятак,
Пожалел пятак - забирай за так
Расписную шаль.
Все, как есть, на ней гладко вышито,
Гладко вышито чёрным крестиком.
Как сидит Егор в светлом тереме,
В светлом тереме с занавесками.
С яркой люстрою электрической,
На скамеечке, шитой войлоком, крытой серебром
Рядом с печкою белой, каменной
Важно жмурится ловит жар рукой.
На печи его рвань-фуфаечка
Приспособилась, да приладилась
Дрань-ушаночка, да пристроились
Вонь-портяночки в светлом тереме
С яркой люстрою, да с достоинством
Ждет гостей Егор.
А гостей к нему - ровным счетом двор.
Ровным счетом - двор да три улицы.
- С превеликим Вас Вашим праздничком
И желаем Вам самочувствия,
Дорогой Егор Ермолаевич,
Гладко вышитый чёрным крестиком
Улыбается государственно
Выпивает он да закусывает
А с одной руки ест соленый гриб
А с другой руки - маринованный.
А вишневый крем только слизывает,
Только слизывает сажу горькую,
Сажу липкую мажет калачи,
Биты кирпичи.
Прозвенит стекло на сквозном ветру,
Да прокиснет звон в вязкой копоти,
Да подернется молодым ледком.
Проплывет луна в черном маслице,
В зимних сумерках, в волчьих праздничках
Темной гибелью сгинет всякое тело божее.
Тaм, где без суда все наказаны,
Там, где все одним жиром мазаны,
Там, где все одним миром травлены.
Да какой там мир - сплошь окраина,
Где густую грязь запасают впрок,
Набивают в рот,
Где дымится вязь беспокойных строк,
Как святой помет.
Где японский бог с нашей матерью
Повенчалися общей папертью.
Образа кнутом перекрещены.
- Эх, Егорка ты, сын затрещины!
Эх, Егор, дитя подзатыльника,
Вошь из-под ногтя - в собутыльники.
В кройке кумача с паутиною
Догорай, свеча - хвост с полтиною!
Обколотится сыпь-испарина,
И опять Егор чистым барином
На скамеечке, шитой серебром, в светлом тереме,
Все беседует с космонавтами,
А целуется - с Терешковою,
С популярными да с актрисами -
Все с амбарными злыми крысами.
То не просто рвань, не фуфаечка,
То душа моя несуразная
Понапрасну вся прокопченная
Нараспашку вся заключенная...
То не просто дрань, не ушаночка,
То судьба моя лопоухая.
Вон - дырявая, болью трачена,
По чужим горбам разбатрачена...
То не просто вонь - вонь кромешная
То грехи мои, драки-пьяночки...
Говорил Егор, брал портяночки.
Тут и вышел хор да с цыганкою,
Знаменитый хор Дома Радио
Да Центрального телевидения,
Под гуманным встал управлением.
- Вы сыграйте мне песню звонкую!
Разверните марш минометчиков!
Погадай ты мне, тварь певучая,
Очи черные, очи жгучие,
Погадай ты мне по пустой руке,
По пустой руке да по ссадинам,
По мозолям да по живым рубцам...
- Дорогой Егор Ермолаевич,
Зимогор ты наш Охламонович,
Износил ты душу до полных дыр,
Так возьмешь за то дорогой мундир
Генеральский чин, ватой стеганый,
С честной звездочкой да с медалями...
Изодрал судьбу, сгрыз завязочки,
Так возьмешь за то дорогой картуз
С чёрным козырем лакированным,
С мехом нутрянным, да с кокардою...
А за то, что грех стер портяночки,
Завернёшь свои пятки босые
В расписную шаль с моего плеча
Всю расшитую чёрным крестиком...
Поглядел Егор на свое рванье
И надел обмундирование...
Заплясали вдруг тени легкие,
Заскрипели вдруг петли ржавые,
Отворив замки Громом-посохом,
В белом саване Снежна Бабушка...
- Ты, Егорушка, дурень ласковый,
Собери ты мне ледяным ковшом,
Да с сырой стены, да с сырой спины
Капли звонкие, да холодные...
- Ты подуй, Егор, в печку темную,
Пусть летит зола, пепел кружится,
В ледяном ковше, в сладкой лужице,
Замешай живой рукой кашицу,
Накорми меня - Снежну Бабушку...
Оборвал Егор каплю-ягоду,
Через силу дул в печь угарную.
Дунул в первый раз - и пропал мундир,
Генеральский чин, ватой стеганый.
И летит зола серой мошкою,
Да на стол-шатун, да на пол-топтун,
На горячий лоб, да на сосновый гроб.
Дунул во второй - и исчез картуз
С модным козырем лакированным...
Эх, Егор, Егор! Не велик ты грош,
Не впервой ломать.
В чем родила мать,
В том и помирать?
Дунул в третий раз - как умел, как мог,
И воскрес один яркий уголек,
И прожег насквозь расписную шаль,
Всю расшитую мелким крестиком.
И пропало все. Не горят костры,
Не стоят шатры у Шексны-реки
Нету ярмарки.
Только черный дым тлеет ватою.
Только мы сидим виноватые.
И Егорка здесь - он как раз в тот миг
Папиросочку и прикуривал,
Опалил всю бровь спичкой серною.
Он, собака, пьет год без месяца,
Утром мается, к ночи бесится,
Да не впервой ему - оклемается,
Перебесится, перемается,
Перемается, перебесится,
Перебесится и повесится...
Распустила ночь черны волосы.
Голосит беда бабьим голосом.
Голосит беда бестолковая.
В небесах - звезда участковая.
Я один на сплю, пью шампанское,
За любовь мою, за гражданскую.

Пляши в огне (А. Башлачев)

Ой-е-е-ей! Бог с тобой!
Ой-е-е-ей! Бог с тобой!

Если я с собой не в ладу, оборваться верхней струне,
Но раз уж объявился в аду - так ты пляши в огне!

Раз ужe в аду, так ты пляши в огне.
Сходу пропаду, если нет ни души во мне.
Мне бы сотворить ворота у трех дорог.
Да небо своротить охота до судорог.

Гадами ползут времена, где всяк себе голова.
Нынче - Страшный Зуд. На, бери меня, голого!
Нынче Скудный день. Горе - горном, да смех в меха!
С пеньем на плетень, - горлом - красного петуха.
С ниточки по миру отдам, значит сберегу.
С ниточки по миру - да что я еще могу!

Но сбей озноб да брось меня в пот.
Каков лоб, таков и приход.
Но дай восход, и я его подожгу.
Воля уготована всем кому вольготно.
Мне с моею милою - рай на шабаше.
У меня есть все, что душе угодно,
Но это только то, что угодно душе.

Ой, не лей елей, да я не пью, да я пою, да нынче мне в седло.
Пей, да не жалей, ведь праздник на моей стороне.
Все бы хорошо, да в одиночку не весело.
Так почему бы нам с тобой не плясать в огне!
Так почему бы нам с тобой не плясать в огне!

Чтобы пятки не жгли угли, да не пекла зола,
Да не рубиться в рубли, да от зла не искать бы зла.
Я тобой дышу, но прости, мне сны - не житье
И я не погрешу против истины, согрешив за нее.
И я не погрешу против истины, согрешив за нее.

Ведь я тебя люблю...
Ведь я тебя люблю...
Я тебя люблю, я иду на звон струны из твоей косы
Мы обручены, и значит время задуть часы
Время выйти в лес, где поляны твои святы
Времени в обрез - цветы и еще цветы.

Я тебя люблю, и я уйду, раз уж я пришел.
Я тебя люблю, по колено мне трын-трава.
Так вей слaвянским словом молва, как все хорошо!
Славно на земле, где всяк всему голова.

Я тебя люблю, и в облака смотрю свысока.
Весело ли грустно, да по Руси по руслу течет река.
Как течет река в облака, да на самом дне
Мечется огонь, и я там пляшу в огне!

Пора собираться на бал (А. Башлачев)

Мой Бог, вы еще не одеты?
Поймите, нам нужно спешить.
За Вами прислали карету,
Просили немедленно быть.

Ну что Вы сидите в халате?
Я Вас дожидаться устал.
Вот Ваше нарядное платье.
Пора собираться на бал.

Взгляните, над Вашим балконом
Какая сегодня Луна!
Какие волшебные кони
Сегодня храпят у окна!

Хозяйкою нашего трона
Вас встретит ликующий зал.
Давайте примерим корону -
Пора собираться на бал.

В окошки врывается ветер
И тихо доносится вальс.
Пленительный Штраус весь вечер
Играет сегодня для Вас.

Пылающим спиртом наполним
Мы Ваш изумрудный бокал.
Сударыня, близится полночь -
Пора собираться на бал!

- Нет, нет, не готов еще ужин,
И стирка опять же на мне.
Я знаю похмельного мужа -
Не верит он в ваших коней.

И сил моих женских не хватит,
Не сладить мне будет с утра...
Давайте сюда Ваше платье!
На бал собираться пора!

Перекур (А. Башлачев)

Кто-то шепнул - или мне показалось?
Кто-то сказал и забил в небо гвозди.
Кто-то кричал и давил нам на жалость.
А кто-то молчал и давился от злости.

И кто-то вздохнул от любви нераздельной.
Кто-то икнул - значит, помнят беднягу.
Кто-то всплакнул - ну, это повод отдельный.
А кто-то шагнул, да не в ногу и сразу дал тягу.

А время дождем пластануло по брёвнам стропил.
Время течет, растолкав себя в ступе.
Вот кто-то ступил по воде, вот кто-то ступил по воде,
Вот кто-то пошёл по воде, да неловко, и все утопил.
Значит, снова пойдем, вот покурим, споем и приступим.
Снова пойдем, перекурим, споем и приступим.

Кто-то читал про себя, а считал - все про дядю.
Кто-то устал, поделив свой удел на семь дел.
Кто-то хотел видеть все - только сбоку, не глядя.
А кто-то глядел, да похоже, глаза не надел.

А время дождем пластануло по доскам стропил.
Время течет, растолкав себя в ступе.
Вот кто-то ступил по воде, вот кто-то ступил по воде,
Вот кто-то пошел по воде...
Значит, тоже пойдем, вот покурим, споем и приступим.
Тоже пойдем, перекурим, споем и приступим.

Но кто-то зевнул, отвернулся и разом уснул.
Разом уснул. И поэтому враз развязалось.
- Эй, завяжи! - Кто-то тихо на ухо шепнул.
- Эй, завяжи! - Кто-то тихо на ухо шепнул.
Перекрестись, если это опять показалось.

Песенка на лесенке (А. Башлачев)

Хочешь, я спою тебе песенку
Как мы вчетвером шли на лесенку?
Митенька с Сереженькой шли в краях,
А в середке Настенька шла да я.

Впереди себя бежал по лесенке
И такие пел песни-песенки.

- Не ворчи, Сереженька, не ворчи!
Ухаешь, как филин в глухой ночи.
Да не ной, Сереженька, ох, не ной -
Что ж ты не доволен своей страной.

Да не ной, Сереженька, ох, не ной -
Холодно зимой - хорошо весной!

- Да я не ною, Сашенька, не ворчу.
Да может быть я, Сашенька, спеть хочу.
Силушку в руках нелегко согнуть,
А вот песенку пока что не вытянуть.

Да помнится ты, Саша, ох, как сам скрипел,
Прежде, чем запел, прежде, чем запел.

Я бегу с тобой по лесенке,
Я, может, даже фору в ноге даю!
Только, может быть, твоя песенка
Помешает мне услыхать свою.

Так бежали мы, бежали вверх по лесенке
И ловили мы песни-песенки.

- Ой, не спи ты, Митенька, не зевай. -
Делай шире шаг, да не отставай.
Не боись ты Митенька, не боись!
Покажи нам то, чем ты любишь жизнь.

- Да не сплю я, Сашенька, не боюсь!
Да только как прольюсь, сей же час споткнусь.
Я ж наоборот - хорошо пою,
Да ногами вот еле топаю.

Да помнится, ты, Саша, когда сам вставал,
На карачках полз да слабину давал.
А теперь с тобою куда дойдешь?
Жмешь себе вперед, никого не ждешь.

Так бежали мы, бежали вверх по лесенке,
На плечах несли песни-песенки.

- Ой, не плачь ты, Настенька, не грусти -
В девках всё равно себя не спасти.
Вяжет грудь веревкою грусть-тоска.
А ты люби хорошего мужика!

Всё как трижды два, значит - глупости.
А в девках всё равно себя не спасти.
Все вокруг груди, как вокруг стола.
Да какие ж, Настя, важней дела?

- Да я не плачу, Сашенька, не грущу,
Да тоску-занозу не вытащу.
А мне от тоски хоть рядись в петлю.
Что мне мужики? Я тебя люблю.

Да я б вокруг стола танцевать пошла,
Да без тебя никак не идут дела.
Сколько же мне лет куковать одной?
Душу мне до дыр ты пропел, родной.

Так бежали мы, бежали вверх по лесенке.
Да только как теперь допеть эту песенку?

А зачем допеть? Пел бы без конца.
Без меня ж тебе не спрыгнуть, не выбраться.
Ты же, брат, ко мне на всю жизнь зашел.
Знаешь сам, что всё будет хорошо.

Как по лезвию лезем лесенкой
За неспетою песней-песенкой.
Как по лезвию лезем лесенкой
За неспетою песней-песенкой.

Рождественская (В. Замковой / А. Башлачев)

Крутит вьюга фонари на реке Фонтанке.
Спите, дети... До зари с вами - добрый ангел.

Начинает колдовство домовой-проказник.
Завтра будет Рождество, завтра будет праздник.

Каждый что-нибудь найдет в варежках и в шапке.
А соседский Васька-кот спрячет цап-царапки.

Ляжет ласковый снежок на дыру-прореху.
То-то будет хорошо, то-то будет смеху.

Звон-фольга, как серебро. Розовые банты.
Прочь бумагу! Прочь перо! Скучные диктанты.

Замелькают в зеркалах платья-паутинки.
Любит добрая игла добрые пластинки.

Будем весело делить дольки мандарина.
Будет радостно кружить елка-балерина.

Побегут из-под руки клавиши рояля.
И запляшут пузырьки в мамином бокале.

То-то будет хорошо! Смеху будет много.
Спите, дети. Я пошел. Скатертью тревога...

Когда мы вместе (А. Башлачев)

Добрым полем, синим лугом,
Всё опушкою да кругом,
Всё опушкою-межою, мимо ям, да по краям.
И будь, что будет
Забудь, что будет, отродясь
Я воли не давал ручьям.

Да что ты, князь? Да что ты, князь?
Да что ты брюхом ищешь грязь?
Рядил в потемки белый свет
Блудил в долгу, блудил в долгу, да красил мятежом
Ой-й-й, да перед носом ясный след
И я не смог, не смог ударить в грязь ножом.

Да наши песни нам ли выбирать?
Сбылось насквозь. Сбылось насквозь, ну как не ворожить?
Когда мы вместе - нам не страшно умирать.
Когда мы врозь - мне страшно жить.

Целовало меня Лихо, только надвое разрезало язык
Намотай на ус, намотай на ус на волос,
Зазвени не в бусы - в голос,
Нить - не жила, не кишка,
Да не рвется, хоть тонка.
А приглядись, да за Лихом - Лик, за Лихом - Лик, за Лихом - Лик.

И все святые пущены с молотка,
Все святые пущены с молотка,
Да не поднять крыла,
Да коли песня зла.
Судя по всему, судя по всему - это всё по мне
Всё по мне, всё по мне, да мне мила стрела
Белая каленая в колчане
Наряжу стрелу вороным пером
Да пока не грянул Гром, отпущу
Да стены выверну углом.

Провалиться мне на месте, если с места не сойти
Давай, я стану помелом - садись, лети!..
Да ты не бойся раскружить!
Не бойся обороты брать!
Когда мы врозь - не страшно жить.
Когда мы вместе - нам не страшно умирать.

Забудь, что будет, и в ручей мой наудачу брось пятак
Когда мы вместе - все наши вести в том, что есть
Мы можем многое не так.
Небеса в решете, роса на липовом листе,
И все русалки о серебряном хвосте ведут по кругу нашу честь.

Ой, да луна не приходит одна
Прикажи - да разом сладим языком в оладиях
А прикажешь языком молоть - молю
Молю о том, что всё в твоих ручьях
Пусть будет так! Пусть будет так!
Пусть будет так, как я люблю!
Пусть будет так, как я люблю!

Мне в доброй вести не пристало врать
Мой крест - знак действия, чтоб голову сложить
За то, что рано умирать,
За то, что очень славно жить...
За то, что рано умирать,
За то, что очень нужно жить...

Я тебя люблю... (А. Башлачев)

Я тебя люблю
Я тебя люблю.
Я тебя люблю.
Я тебя хочу...

Я тебя хочу.
Я тебя люблю.
Я тебя хочу.
Да истоптали пол в избе...

Я верую тебе.
Я верую тебе.
Я верую тебе...

Все музыкальные и видео файлы на этом сайте представлены исключительно для ознакомления без целей коммерческого использования и должны быть удалены в течение 24 часов с момента скачивания. Администрация сайта не несет ответственности за неправомерные нарушения пользователей против правообладателей. Сайт предоставляет только ссылки на скачивание и ничего более.

На правах рекламы:

Яндекс.Метрика

Антология русского рока COPYRIGHT © 2008-2016. All Rights Reserved.