Антология русского рока и панк-рока >>> Король и Шут


Группа Король и Шут. Концерт "Мертвый Анархист" 2003 год. Тексты песен с аккордами

Группа Король и Шут. Концерт "Мертвый Анархист" 2003 год 01. Intro
02. Лесник
03. Волосокрад
04. Ели мясо мужики
05. Мёртвый анархист
06. Защитник свиней
07. Проклятый старый дом
08. Он не знает, что такое жить
09. Песенка пьяного деда
10. Смерть Халдея
11. Некромант
12. Кузьма и барин
13. Представляю я
14. Мария
15. Пьянка
16. От женщин кругом голова
17. Разборки из-за баб
18. Садовник
19. Запрет отца
20. Кто это всё придумал?
21. Мастер приглашает в гости
22. Злодей и шапка
23. Парень и леший
24. Проказник скоморох
25. Паника в селе
26. Прыгну со скалы
27. Скотный двор
28. Шар голубой
29. Гимн Шута
30. Похороны панка
31. Воспоминания о былой любви
32. Камнем по голове
33. Outro

Михаил "Горшок" Горшенев - вокал
Андрей "Князь" Князев - вокал
Яков Цвиркунов - гитара
Александр "Ренегат" Леонтьев - гитара
Александр "Балу" Балунов - бас
Мария Нефедова - скрипка
Александр "Поручик" Щиголев - барабаны
Запись живого звука - Владислав Малахов, Анатолий Воробей
Записано на концерте в Лужниках 18-19 октября 2002 года

Intro

Инструментал

Лесник (М. Горшенев / А. Князев)

Замученный дорогой,
Я выбился из сил.
И в доме лесника я
Ночлега попросил.
С улыбкой добродушной
Старик меня пустил.
И жестом дружелюбным
На ужин пригласил.

Будь как дома путник,
Я ни в чём не откажу,
Я ни в чём не откажу,
Я ни в чём не откажу!
Множество историй,
Коль желаешь расскажу,
Коль желаешь расскажу,
Коль желаешь расскажу!

На улице темнело,
Сидел я за столом.
Лесник сидел напротив,
Болтал о том о сем.
Что нет среди животных
У старика врагов,
Что нравится ему
Подкармливать волков.

Будь как дома путник,
Я ни в чём не откажу,
Я ни в чём не откажу,
Я ни в чём не откажу!
Множество историй,
Коль желаешь расскажу,
Коль желаешь расскажу,
Коль желаешь расскажу!

И волки среди ночи
Завыли под окном.
Старик заулыбался
И вдруг покинул дом.
Но вскоре возвратился
С ружьем на перевес:
"Друзья хотят покушать,
Пойдем приятель в лес!"

Будь как дома путник,
Я ни в чём не откажу,
Я ни в чём не откажу,
Я ни в чём не откажу!
Множество историй,
Коль желаешь расскажу,
Коль желаешь расскажу,
Коль желаешь расскажу!

Волосокрад (А. Князев)

Луна средь звезд на темном пастбище блуждала,
Трактир был слева, справа лес стоял стеной.
И с высоты луна безмолвно наблюдала
За тем, кто всюду по пятам ходил за мной.

В пустом трактире за столом сидел я молча:
Курил махорку я и думал о своем.
Взглянул в окно - стал любоваться темной ночью,
Крыльцо увидел, человек лежал на нем!

Раздался гром, и ветер, тучи нагоняя,
Резвился в поле. Дождь струился проливной,
А тот на улице валялся не вставая -
Видать, конкретно его хмель сразил пивной!

Решив помочь ему, я вышел в непогоду,
И удивился - это был столетний дед.
Он прохрипел, из уст выплевывая воду:
"Я как и ты, мне еще только тридцать лет!"

Он умер, мы его в сарае положили.
Трактирщик начал мне рассказывать о том,
Что силы зла на них проклятье наложили,
Прислав посланца к ним с рогами и хвостом!

"Хей, друг, что за горе
Постигло ваши края?
Что за зло на воле?" -
Спросил трактирщика я.

В зловещем тумане он жертву находит,
Он тихо крадется у вас за спиной.
И, глядя, как с вами беда происходит,
Он дико смеется и брызжет слюной!

"Жить нам стало худо -
Исчезла вся молодежь.
Уезжай скорее отсюда,
Ты здесь лишь гибель найдешь!"

В зловещем тумане он жертву находит,
Он тихо крадется у вас за спиной.
И, глядя, как с вами беда происходит,
Он дико смеется и брызжет слюной!

Не зря трактирщик распинался,
Он, гад, служил сатане.
Сзади тихо черт подкрался -
Вцепился в волосы мне.

Услышав чертов мерзкий голос,
Ему с размаху в рыло дал.
Но, теряя каждый волос,
Год жизни я терял!

В зловещем тумане он жертву находит,
Он тихо крадется у вас за спиной.
И, глядя, как с вами беда происходит,
Он дико смеется и брызжет слюной!

Теперь, я знаю, у чертей полно идей,
Коварством, хитростью свою быль добывают,
Но хуже нам, когда среди людей
У них сообщники бывают!!!

Ели мясо мужики (М. Горшенев / А. Князев)

За столом сидели, мужики и ели -
Мясом конюх угощал своих гостей.
Все расхваливали ужин и хозяин весел был,
О жене своей всё время говорил.

Ели мясо мужики, пивом запивали!
О чём конюх говорил, они не понимали!

"Я узнал недавно, все вы, как ни странно, -
Конюх хриплым голосом проговорил,-
С моей бабою встречались в тайне от меня
И поэтому всех вас собрал сегодня я!"

Ели мясо мужики, пивом запивали!
О чём конюх говорил, они не понимали!

Я за ней не уследил! В том моя вина!
Но скажите, правда вкусная она?

Ели мясо мужики, пивом запивали!
О чём конюх говорил, они не понимали!

Мертвый анархист (М. Горшенев / А. Князев)

Ослепший старый маг ночью по лесу бродил.
На кладбище разлил он волшебный эликсир.
И лишь проговорил: "Что ж я старый натворил?"

Трупы оживали - землю разрывали,
Всюду выползали, дико вышибали,
Глотки драли, все вокруг ломали,
Рвали свою плоть.

Это место люди не любили,
Потому что здесь же гадов хоронили.
Все они водку пили,
Проклятыми были.

Среди ублюдков шел артист,
В кожаном плаще - мертвый анархист.
Крикнул он "Хой!", челюсть долой.
Трупов вел он за собой.

Бешено в деревню мертвые ворвались,
В свете фонарей рожи показались.
Дрались и по полной отрывались,
Шли дома громить.

Взяли люди топоры и вилы -
Мертвецов загнать в свои могилы.
Но на это не хватило силы -
Трупов не убить!

Среди ублюдков шел артист,
В кожаном плаще - мертвый анархист.
Крикнул он "Хой!", челюсть долой.
Трупов вел он за собой.

Был на руке застывший "fuck",
Из кармана торчал пиратский флаг.
Зомби всю ночь кричали: "Хой!
Мы анархисты - народ не злой!"

Что за наважденье без предупрежденья
А вот так напали - сильно напугали
Смеялись и толкались, парнишку заставляли
Пого танцевать.

Что есть мочи женщин визжали
И крестьяне в панике бежали.
Трупы дохли, снова оживали,
Ржали людям вслед.

Среди ублюдков шел артист,
В кожанном плаще - мертвый анархист.
Крикнул он "Хой!", челюсть долой.
Трупов вел он за собой.

Был на руке застывший "fuck",
Из кармана торчал пиратский флаг.
Зомби всю ночь кричали: "Хой!
Мы анархисты - народ не злой!"

В жизни артист веселым был
И нажраться он всегда любил.
Утро крестьянам помогло -
Солнце трупы за полчаса сожгло.

Но в тишине ночной
В подвале кто-то рявкнул:
"Хой!"

Защитник свиней (М. Горшенев / А. Князев)

Где справедливость? Уж который год
Жители предгорий, очень мирный народ,
Страдали от того, что старый вампир
Таскал их свиней и кровь у них пил!
Послали к вампиру Степана-детину.

Среди скал парень логово искал,
Там, где старый вампир чужую кровь пил.
И в его словах Степан услыхал
Угрозу и насмешку: "Ты попал!"
"Плохая идея быть гостем злодея!"

"Что тебе здесь надо, дурачок?"
"Водки выпить надо, старичок!"
"В гости ко мне мало кто заходит!
Всё же на обед выгоды мне нет
Кушать тебя: люди мне приелись."

В этот миг вдруг детина поник:
"Что ты дурачком меня дразнишь, старик?
Я такой же, как ты, ненавижу свиней,
Потому что все смеются, что я хряка дурней!
Их всех ненавижу, в гробу я их вижу!"

"Что тебе здесь надо, дурачок?"
"Водки выпить надо, старичок!"
"В гости ко мне мало кто заходит!
Всё же на обед выгоды мне нет
Кушать тебя: люди мне приелись."
"По утру вдвоём бить свиней пойдём.
Мы с тобой, вампир, славный будет пир!
Славный будет пир!"

Проклятый старый дом (М. Горшенев / А. Князев)

В заросшем парке
Стоит старинный дом.
Забиты окна,
И мрак царит извечно в нём.

Сказать я пытался:
Чудовищ нет на земле.
Но тут же раздался
Ужасный голос во мгле, голос во мгле.

Мне больно видеть белый свет,
Мне лучше в полной темноте.
Я очень много, много лет
Мечтаю только о еде.
Мне слишком тесно взаперти
И я мечтаю об одном -
Скорей свободу обрести,
Прогрызть свой ветхий старый дом,
Проклятый старый дом.

Был дед, да помер
Слепой и жутко злой.
Никто не вспомнил о нём
C зимы холодной той

Соседи не стали
Его тогда хоронить
Лишь доски достали -
Решили заколотить двери и окна

Мне больно видеть белый свет,
Мне лучше в полной темноте
Я очень много, много лет
Мечтаю только о еде
Мне слишком тесно взаперти
И я мечтаю об одном -
Скорей свободу обрести
Прогрызть свой ветхий старый дом
Проклятый старый дом

И это место стороной
Обходит сельский люд.
И суеверные твердят -
Там призраки живут.

Он не знает что, что такое жить! (М. Горшенев / А. Князев)

Вечерело, солнце опускалось,
Вячеслав заснул на гамаке.
Одолела мальчика усталость,
Кровь текла по раненой щеке.

Вечерело, солнце, солнце опускалось,
Вячеслав заснул, заснул на гамаке.
Одолела мальчика, мальчика усталость,
Кровь текла по раненой щеке.

И ничто парнишку не разбудит,
Гром не в силах парня разбудить!
Мальчик больше жить уже не будет,
Он не знает, что такое жить!
Он не знает, что такое жить!

И ничто парнишку больше не разбудит,
Гром не в силах парня больше разбудить!
Мальчик больше жить не будет, больше жить не будет,
Он не знает что, что такое жить!

И ничто парнишку не разбудит,
Гром не в силах парня разбудить!
Мальчик больше жить уже не будет,
Он не знает, что такое жить!
Он не знает, что такое жить!

Песенка пьяного деда (А. Князев)

Нынче я опять проснулся у собачьей конуры,
И опять меня старуха не пустила на порог.
От обиды я чуть было, как собака, не завыл,
Кто б меня опохмелил и встать на ноги помог?

Нет уваженья к старику,
Вроде седая голова, да.
На черта завел себе жену? Э-хе-хей.
Она всегда старухою была!

Собака морду положила на обгрызаную кость,
Посиделки с дедом старым не нужны ей здесь и даром!
Не приятель ей, как видно, пьяный бородатый гость,
От которого, к тому же, жутко веет перегаром!

Ты уж, собачка, не брани,
Я бы не стал тебе мешать,
Мне просто некуда идти,
К тому же очень трудно встать!

Смерть Халдея (М. Горшенев / А. Князев)

Сидел с улыбкой он в кабаке,
И кружку пива держал в руке.
Халдей лукаво его спросил:
"Что веселишься - иль перепил?"

"Я не случайно здесь оказался,
Труден был мой путь!
И от желанья не отказался
Выпить что-нибудь!
Но твоя болтовня
Совершенно не радует меня, меня."

Халдей подумал и вновь спросил:
"Я что-то смысла не уловил.
Что означают слова твои?
А ну ещё раз их повтори!"

"Я не случайно здесь оказался,
Труден был мой путь!
И от желанья не отказался
Выпить что-нибудь!
Но твоя болтовня
Совершенно не радует меня, меня."

"Нет сил, приятель, душа болит!
Быть может, пуля всё повторит!
Наверно, я бы и поболтал!"
Раздался выстрел - халдей упал.

"Я не случайно здесь оказался,
Труден был мой путь!
И от желанья не отказался
Выпить что-нибудь!
Но твоя болтовня
Совершенно не радует меня, меня."

Некромант (А. Князев)

Ты говоришь я демон? Так и есть!
Со мною не видать тебе удачи.
Навеки мое дело - зло и месть
Для демона не может быть иначе!

Чем я заслужил судьбу несчастного изгоя?
Постоянно доставать себя вопросом "Кто я?"
Мысли, что я демон, часто выжить помогали.
Люди же повсюду так меня и называли.

Лишь зловещая луна
В мои муки влюблена.
Отобрав души покой,
Что ты делаешь со мной?

Может ты мне дашь ответ,
Почему весь белый свет
Обозлился на меня,
Для чего родился я?

Помню, как толпа крестьян убить меня хотела.
После, инквизиторы калечили мне тело.
Все восстало против молодого некроманта,
Сделав меня мучеником моего таланта.

Лишь зловещая луна
В мои муки влюблена.
Отобрав души покой,
Что ты делаешь со мной?

Может ты мне дашь ответ,
Почему весь белый свет
Обозлился на меня,
Для чего родился я?

Наполовину человек,
Наполовину я мертвец.
Таким останусь я навек -
Я будто волк среди овец.
Полна страданий жизнь моя,
Но выбор сделанный судьбой
Нет, изменить не в силах я:
Война с самим собой!

Можешь ты мне дать ответ,
Почему весь белый свет
Обозлился на меня,
На меня?

Люди мне враги, а ведь когда-то были братья.
Я на всю округу наложил свое проклятье.
Гибнут урожаи, а вокруг чума и голод,
И ветра залетные приносят жуткий холод.

Лишь зловещая луна
В мои муки влюблена.
Отобрав души покой,
Что ты делаешь со мной?

Может ты мне дашь ответ,
Почему весь белый свет
Обозлился на меня,
Для чего родился я?

Кузьма и барин (М. Горшенев / А. Князев)

За то, что в погреб к барину ходил,
И за то, что брагу красть у барина любил,
И за то, что всю её приговорил,
Кузьма, крестьянский сын, наказан был.

Кружка, две - и Кузя рад,
А на барина чихать, он и так богат,
Чтоб добру не пропадать,
Нужно брать его и тут же выпивать, выпивать.

Верёвкой за ноги подвешен был Кузьма,
И сильно у него болела голова,
Из пересохшего горла вырвались слова:
"Эй! Брага где? Что за дела?"

Кружка, две - и Кузя рад,
А на барина чихать, он и так богат,
Чтоб добру не пропадать,
Нужно брать его и тут же выпивать, выпивать.

Всё больше барин на крестьянина серчал,
И сам его порол, обиды не прощал,
"Ещё так будешь?!" - яростно кричал.
"Буду, барин, буду!" - Кузя отвечал.

Кружка, две - и Кузя рад,
А на барина чихать, он и так богат,
Чтоб добру не пропадать,
Нужно брать его и тут же выпивать, выпивать.

Представляю я (М. Горшенев / А. Князев)

Представляю я! Представляю я!
Представляю я! Представляю я!

Е-е, представляю я! Е-е, представляю я!
Е-е, представляю я! Е-е, представляю я!

Вот на стуле я сижу,
Во все стороны гляжу.
Представляю я себя
В виде грозного царя!

Е-е, представляю я! Е-е, представляю я!
Е-е, представляю я! Е-е, представляю я!

Но больная голова,
Мне все портить начала.
И теперь представил я,
Будто свергнули меня!

Но больная голова, мне все портить начала.
И теперь представил я, будто свергнули меня!

Убегаю я, но вот -
Окружил меня народ.
Выстрел. Крик. В крови земля.
И у дуба дохлый я!

Е-е, представляю я! Е-е, представляю я!
Е-е, представляю я! Е-е, представляю я!

Мария (М. Горшенев / А. Князев)

На руках тебя я к машине подношу
И сажаю в кресло рядом с собой.
Ты теперь молчишь, ты мне нравишься такой,
И навеки обрела ты покой.

Ты теперь моя,
Навсегда моя!
Ты молчишь,
А я улыбаюсь, Мария!

Помнишь, ты вчера мне сказала, будто я
Ненавистен для тебя стал вдруг?
Помнишь ли тот миг, как в объятиях моих
Ощутила, как расстроен твой друг?

Ты теперь моя,
Навсегда моя!
Ты молчишь,
А я улыбаюсь, Мария!

Мчит машина нас прочь от вездесущих глаз,
Прочь от всех, кто может нам помешать.
Ты, наверно, счас что-то хочешь мне сказать,
Слов не надо - мы вместе опять!

Ты теперь моя,
Навсегда моя!
Ты молчишь,
А я улыбаюсь...

Ты теперь моя,
Навсегда моя!
Ты молчишь,
А я улыбаюсь, Мария!

В дальние края
Увезу тебя,
Где найдём с тобой
Наше счастье, слышишь, а?

Знай, что смерть твоя -
Это жизнь моя.
Радости моей
Отдалась ты, Мария!

Пьянка (М. Горшенев / А. Князев)

Деревья тихо шепчутся, макушками качая
И совсем внимания на нас не обращая.
Прохладно - теплый вечер в молчании застыл,
Петух притих в сарае, горланить прекратил.

А в голове мутит, и ангелы летают,
И все проблемы тают-исчезают!
А в голове мутит, и ангелы летают,
И все проблемы тают-исчезают!

И в поле на пшенице мы славно отдыхаем,
Бутылку за бутылкой мы лихо пропускаем.
А в животе бурлит родная водка, русская,
Она там разгулялась со свежею закускою!

А в голове мутит, и ангелы летают,
И все проблемы тают-исчезают!
А в голове мутит, и ангелы летают,
И все проблемы тают-исчезают!

Сегодня не пойдем буянить по дороге,
Тем более, что нас не держат наши ноги!
И песню затянув да голосами пьяными,
Здесь, в поле, мы останемся ждать восход румяный!

А в голове мутит, и ангелы летают,
И все проблемы тают-исчезают!
А в голове мутит, и ангелы летают,
И все проблемы тают-исчезают!

А голова болит и ангелов нема...

- Портвейн!
- Налей!

От женщин кругом голова (М. Горшенев / А. Князев)

Душа моя тоски полна,
Ах, сжалься, незнакомец милый,
Я здесь одна, совсем одна,
Прошу спаси меня помилуй,

Когда б меня ты развязал,
Тебя б всем сердцем полюбила,
Неужто каменный подвал
Навеки будет мне могилой?

- От женщин кругом голова,
Влюбись - хлопот не оберёшься,
А что любовь - одни слова.
И толку вряд ли с них добьёшься!

Как говорил папаша мой:
"Последним делом бабу слушать!".
Пойду-ка лучше я домой -
Желудок стонет, просит кушать!

Разборки из-за баб (А. Князев)

Награбленных денег хватило надолго,
Кабак стал обителью наших страстей.
Мы тратили время без всякого толка,
Запасы спиртного топили гостей.
Сидел я с бутылкой среди обалдевших,
Опухших, едва узнаваемых лиц -
Товарищей пьяных, увы, не сумевших
В ту ночь поделить двух распутных девиц!

Начался дебош и хаос,
Принесли вина и рому.
Первый выстрел сделал Клаус,
Продырявив бок Немому!

Тут все, как с цепи сорвались,
Позабыли о том, что мы команда!
Девки под столы забрались,
Глядя, как уменьшалась наша банда.

Вдруг Косой вскочил со стула -
Пуля-дура виновата -
На Гуся направил дуло,
А пристрелил родного брата!

Тут все, как с цепи сорвались,
Позабыли о том, что мы команда!
Девки под столы забрались,
Глядя, как уменьшалась наша банда.

Громила резко вскочил,
Балбес "леща" получил.
Но Клаус выхватил нож,
Кричал: "Балбеса не трожь!"
Косой из бочки палил,
Немого сдуру добил.
Громила крышку закрыл,
Косого утопил.

Тут все, как с цепи сорвались,
Позабыли о том, что мы команда!
Девки под столы забрались,
Глядя, как уменьшалась наша банда.

Тут все сошли с ума из-за баб,
Обычных плюшевых баб.
Друг друга перебили -
Бараны выпить любили!

Садовник (М. Горшенев / А. Князев)

Целый вечер нет покоя парню от его сестёр:
"Ты сходи, - говорят, - ночной порою за цветами в сад чужой,
Тот садовник, что живёт у леса,
У него ведь сад такой чудесный..."

И решил парень тут:
"Ладно, в сад я пойду,
А то эти бабы доведут,
Покоя и не дадут!!!"

И лишь час подошёл,
Взял он нож и пошёл,
Под покровом темноты
В чужой сад, рвать цветы!

"Ты пойди, пойди, братец, в сад чужой,
Набери цветов принеси домой."
Братец, в сад чужой, ты, пойди, пойди
И чужих цветов ты нам принеси.
Хэй-хэй!

Час прошёл, другой прошёл,
Брат назад всё не шёл,
Сёстры начали переживать -
Сколько можно брата ждать!

За окошком рассвет,
Ну а брата всё нет.
Но едва запели петухи, у двери
Раздались шаги!

"Ты пойди, пойди, братец, в сад чужой,
Набери цветов принеси домой,
Братец, в сад чужой, ты пойди, пойди
И чужих цветов ты нам принеси.
Хэй-хэй!

И с улыбкой во весь рот,
В дом вошёл садовод,
Положил на стол букет цветов
И сгинул без лишних слов!

И открыли сёстры рты,
Посмотрев на цветы -
Голова их брата средь цветов
Лежала. У-А-А-А-А-А-А!!!

"Ты пойди, пойди, братец, в сад чужой,
Набери цветов принеси домой,
Братик, в сад чужой, ты пойди, пойди
И чужих цветов ты нам принеси.
Хэй-хэй!

Запрет отца (М. Горшенев / А. Князев)

Суров запрет сердитого отца,
Он не велит ей замуж выходить.
Но перед нею образ молодца,
Она его не может разлюбить.

Исчезновенье парня на селе
Родило в ней тревогу и печаль.
В тот день её отец повеселел,
Пропавшего в лесу ему не жаль.

Спустилась ночь, погасли фонари.
Девица в доме не смыкает глаз.
И слышит она шорох у двери.
Но кто решил явиться в этот час?

Гремят знакомые тяжёлые шаги,
Во тьме застыл отцовский силуэт.
В руках мешок, торчат оттуда сапоги.
"Его загрызли волки, его больше нет".

К мешку девица тихо подошла.
"Я не могу поверить в этот вздор".
И мертвеца внутри она нашла,
Из головы его торчал большой топор!

"Ты только, дочка, батьку не брани,
Он бы не смог, поверь мне, дальше жить.
Он был в ужасных ранах и лежал в крови,
Я пожалел беднягу и решил добить".

Кто это всё придумал? (А. Князев)

Ах, за что меня бросили в подвал?
Разве ж это я денежки украл?
Я ведь не такой, я ведь не злодей,
Никогда не крал деньги у людей.

Кто это все придумал, кто оклеветал меня?
Ах, ну кому чего плохого в жизни сделал я,
Разве что кошек палкой по двору любил гонять.
Но не со зла, а так, чтоб время было чем занять,
Было чем время занять.

У каменной стены на сырой земле,
Молча я сижу и тоскливо мне.
Палкой по спине получил вчера,
Шлепнули меня будто комара.

Кто это все придумал, кто оклеветал меня?
Ах, ну кому чего плохого в жизни сделал я,
Разве что кошек палкой по двору любил гонять.
Но не со зла, а так, чтоб время было чем занять,
Было чем время занять.

Ах, за что мне так в жизни не везет!
Кто теперь меня выручит, спасет?
Но, клянусь своей лысой головой,
Что на смерть пойду гордо, как герой.

Кто это все придумал, кто оклеветал меня,
Ах, ну кому чего плохого в жизни сделал я.
Разве что кошек палкой по двору любил гонять
Но не со зла, а так, чтоб время было чем занять,
Было чем время занять.

Мастер приглашает в гости (М. Горшенев / А. Князев)

Вечером к столу мастер пригласил
Верного слугу и его спросил -
"Сколько раз ты, встречая моих гостей,
Никого никогда за дверь не провожал?
И ты поймёшь теперь, что я в тайне держал.

В те дни, когда я в настроении бываю,
Сидя у огня, черепа перебираю".

Преданный слуга улыбнулся тут:
"Я любил всегда свой нелёгкий труд!
По ночам сижу, за ножом слежу,
Фигурки вырезаю из костей,
С ремеслом дружу, обожаю гостей!"

В те дни, когда я в настроении бываю,
Сидя у огня, черепа перебираю".

Все те, кто не прочь
Поразмять немного кости -
Вас ждут в эту ночь -
Мастер приглашает в гости!

В те дни, когда я в настроении бываю,
Сидя у огня, черепа перебираю".

Злодей и шапка (М. Горшенев / А. Князев)

Как-то некто на базар пришёл,
К самой первой лавке подошёл:
"Эй, продавец, ну-ка думай быстрей,
Какую выбрать одежду мне в лавке твоей,
Я по характеру - злой, моё стремление - власть,
во мне горячая кровь, во мне свирепая страсть.

Я хочу, чтоб, видя облик мой,
Все меня обходили стороной,
Чтобы сразу понимали, кто я в душе такой."

Торговец понял - дело непростое,
Что бы зто предложить такое?
"Я б не хотел тебя, приятель, обидеть,
Hо такого, как ты, да лучше б вовсе не видеть,
Я, кажется, знаю, что тебе подойдёт,
Твой горячий характер каждый сразу поймёт".

И старинный он сундук открыл,
Вынул шапку и проговорил:
"В своё время сам великий Карл её носил".

"То, что надо," - злодей заулыбался,
Hовой шапкой очень восхищался,
Шёл он домой, воображал и гордился,
Перед зеркалом в спальне он весь вечер крутился,
Hо, когда снял он шапку, с ним случилась беда -
Вместе с шапкой снялась и его голова.

"Я хочу, чтоб, видя облик мой,
Все меня обходили стороной..."

Парень и леший (А. Князев)

В лесной глуши, во тьме безлунной ночи,
Скитался парень, волновался, спички жег.
И тишиной зловещей лес ему пророчил
Его судьбы весьма безрадостный итог.

И каждый куст свирепым хищником казался,
Скрипели ветки у него над головой.
Перед землянкой он внезапно оказался,
До боли напрягая взгляд, плененный тьмой.

От радости он дверь ударил головою,
И жалобно стонал: "Я целый день в лесу
Блуждаю будто зверь, того гляди завою.
Пустите, а не то землянку разнесу!"

Но с кучей хвороста на узенькой спине
Из чащи вышел дед, заросший волосами,
И в тот же миг он очутился на сосне,
За ветки бородой цепляясь и усами.

И парень сделал шаг назад и оступился,
Упал и покатился кубарем в овраг.
На самом дне средь мухоморов очутился
И голова кружилась, черт-те знает как.

От радости он дверь ударил головою,
И жалобно стонал: "Я целый день в лесу
Блуждаю будто зверь, того гляди завою.
Пустите, а не то землянку разнесу!"

"Эх, виноват, бродяга, ты передо мною,
В моём родном лесу меня ты напугал."
Занес кулак у парня дед над головою:
"Таких я отродясь нахалов не видал!"

"Я не согласен, дед, с тобою тем мы квиты,
Что, испугав тебя, я сам упал в овраг.
Иди ты к Лешему!" - воскликнул он сердито.
И Леший понял - этот парень не дурак.

От радости он дверь ударил головою,
И жалобно стонал: "Я целый день в лесу
Блуждаю будто зверь, того гляди завою.
Пустите, а не то землянку разнесу!"

Проказник скоморох (М. Горшенев / А. Князев)

На свадьбе скоморох,
Был прытким как горох,
Он бегал по столам, кидался пудингом в гостей,
Такую чушь он нёс,
Что ржали все до слёз,
Смеялся даже старый пёс.

Праздник весёлый на селе,
Пляшет хмельной народ,
И угощенье на столе -
Свадьба вовсю идёт.

Воскликнул скоморох,
Лишь только смех заглох:
"Хотите я вам фокус покажу?"
Невесту он схватил
И в бочку посадил,
Всех отвернуться попросил.

Праздник весёлый на селе,
Пляшет хмельной народ,
И угощенье на столе -
Свадьба вовсю идёт.

Раздался женский крик,
И в тот же самый миг,
Над длинной сельской улицей погасли фонари.
Включили люди свет -
Глядят - невесты нет,
И скомороха не нашли они.

Праздник весёлый на селе,
Пляшет хмельной народ,
И угощенье на столе -
Свадьба вовсю идёт...

Паника в селе (М. Горшенев / А. Князев)

Паника в селе - дед взбесился.
Вилами колет всех, кого видит.
Шум, гам, лают собаки,
Бегают люди, хлопают ставни,
Бабы визжат.

Беда!
Паника в селе!
С ума
Спятил дед!
В одних
Он трусах!
И ужас
В его глазах!

Старуху его разыскали,
Она от страха вся побледнела:
"Дед, мол черта увидел,
Тот ему, сволочь,
Мозги запутал -
Мол, нынче помрешь!"

Беда! Паника в селе!
С ума спятил дед!
В одних он трусах!
И ужас в его глазах!

Бедного старика черт попутал,
Такого ему наговорил!
Много ли старому дураку надо,
Чтоб рассудок потерять!
К тому же он пьет как бык!
К тому же он пьет как бык!
К тому же он пьет как бык!
К тому же он пьет как
Б-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ык!

Прыгну со скалы (А. Князев)

С головы сорвал ветер мой колпак,
Я хотел любви, но вышло всё не так,
Знаю я ничего в жизни не вернуть,
И теперь у меня один лишь только путь...

Разбежавшись, прыгну со скалы,
Вот я был и вот меня не стало,
И когда об этом вдруг узнаешь ты,
Тогда поймешь, кого ты потеряла.

Быть таким, как все с детства не умел
Видимо такой в жизни мой удел,
А она, да что она? Вечно мне лгала
И меня никогда понять бы не смогла.

Разбежавшись, прыгну со скалы,
Вот я был и вот меня не стало,
И когда об этом вдруг узнаешь ты,
Тогда поймешь, кого ты потеряла.

Гордо скину плащ, в даль направлю взор,
Может она ждет? Вряд ли... Это вздор,
И издав дикий крик, камнем брошусь вниз
Это моей жизни заключительный каприз...

Разбежавшись, прыгну со скалы,
Вот я был и вот меня не стало,
И тогда себя возненавидишь ты,
Лишь осознав, кого ты потеряла,
Кого ты потеряла, кого ты потеряла...

Скотный двор (М. Горшенев / А. Князев)

А на скотном дворе начиналось утро,
А на скотном дворе начиналось утро,
Доярка спешила коров подоить,
В коровнике было тепло и уютно,
Скотине хотелось поесть и попить.

А на скотном дворе начиналось утро!
У-у-у-у-у-у! Скотный двор!

Там, там, там, где веселый рассвет,
Утро встречают коровы и дед.
Там, там, там, где веселый рассвет,
Там, где свининку покушивал дед!

А на скотном дворе начиналось утро!
И свиньи пузатые в лужах валялись,
Дедулю с лопатой немного боялись,
Который, поблизости рыл огород,
Хватал червяков и совал себе в рот.

А на скотном дворе начиналось утро!
У-у-у-у-у-у! Скотный двор!

Там, там, там, где веселый рассвет,
Утро встречают коровы и дед.
Там, там, там, где веселый рассвет.
Там, где свининку покушивал дед!

А на скотном дворе начиналось утро!
И свиньи пузатые в лужах валялись,
Дедулю с лопатой немного боялись,
Который, поблизости рыл огород,
Хватал червяков и совал себе в рот.

А на скотном дворе начиналось утро!
У-у-у-у-у-у! Скотный двор!

Там, там, там, где веселый рассвет,
Утро встречают коровы и дед.
Там, там, там, где веселый рассвет.
Там, где свининку покушивал дед!

Бараны лениво поднялись с постели,
И с глупыми мордами вдаль поглядели,
Туда, где восходит веселый рассвет,
Туда, где свининку покушивал дед!

Шар голубой (автор неизвестен)

Крутится вертится шар голубой,
Крутится вертится над головой,
Крутится вертится хочет упасть,
Кавалер барышню хочет украсть! ОЙ!

Вот эта улица, вот этот дом,
Вот эта барышня что я влюблён
Вот эта улица, вот этот дом,
И вот эта барышня что я влюблён! ОЙ!

Крутится вертится шар голубой,
Крутится вертится над головой,
Крутится вертится хочет упасть,
Кавалер барышню хочет украсть!

Гимн шута (А. Князев)

Терпеньем я не наделён, и мне всё лучше, да, мне всё лучше.
Я удивлён, я удивлён.
Судьба, в которую влюблён, даёт мне право смеяться даже
Над королём, над королём, э-э-эй!
Стать дураком мне здесь пришлось,
Хотя я вижу всех насквозь.

Искренне прошу, смейтесь надо мной,
Если это вам поможет.
Да, я с виду шут, но в душе король,
И никто как я не может!

Эй вы, придворная толпа, я вас не вижу, я вас не слышу,
Я отрешён, я отрешён.
Меня готовы, как клопа, топтать ногами, и это значит -
Мой час пришёл, мой час пришёл, э-э-эй!
Открою вам один секрет -
Вельмож, к несчастью, честных нет!

Искренне прошу, смейтесь надо мной,
Если это вам поможет.
Да, я с виду шут, но в душе король,
И никто как я не может!

Я всех высмеивать вокруг имею право, и моя слава
Всегда со мной, всегда со мной.
Пускай всё чаще угрожают мне расправой, но я и в драке
Хорош собой, хорош собой - э-э-эй!
Как, голова, ты горяча -
И стань трофеем палача!

Искренне прошу, смейтесь надо мной,
Если это вам поможет.
Да, я с виду шут, но в душе король,
И никто как я не может!

Похороны панка (М. Горшенев / А. Князев)

Тяжелый гроб несли к могиле -
Крутого парня хоронили.
Смеялись и шутили
Над тупым его лицом.

Хэй-хэй! Вся семья
Братья и друзья
Парня провожали,
Плакали и ржали
Водкой поливали
В рожу целовали.
Хэй.
Ля-ля ля-ля

Виновник этого парада
Был не дурак, ушел как надо.
И баба его рада,
Что он ее не застрелил.

Хэй-хэй! Вся семья
Братья и друзья
Парня провожали,
Плакали и ржали
Водкой поливали
В рожу целовали.
Хэй.

А он любил собаку,
Бабу, водку, драку.
Слезы ненавидел
И если б их увидел,
Он бы разозлился,
За наган схватился

И разревелся он бы сам
Стреляя по слезам.

Воспоминания о былой любви (М. Горшенев / А. Князев)

Дремлет за горой мрачный замок мой.
Душу мучает порой царящий в нем покой.
Я своих фантазий страждущий герой,
А любви моей живой все образы со мной.

Я часто вижу страх в смотрящих на меня глазах,
Им суждено уснуть в моих стенах,
Застыть в моих мирах.
Но сердце от любви горит, моя душа болит.
И восковых фигур прекрасен вид,
Покой везде царит.

Я их приводил в свой прекрасный дом.
Их вином поил и развлекались мы потом.
Иногда у них легкий был испуг,
От прикосновений к нежной шее крепких рук.

Я часто вижу страх в смотрящих на меня глазах.
Им суждено уснуть в моих стенах,
Застыть в моих мирах.
Но сердце от любви горит, моя душа болит.
И восковых фигур прекрасен вид -
Покой везде царит!

Вот несет одна мне свои цветы,
Вот стоит другая, погруженная в мечты.
Я пытался их до смерти рассмешить,
А пришлось, как в старой сказке, просто задушить!

Я часто вижу страх в смотрящих на меня глазах.
Им суждено уснуть в моих стенах,
Застыть в моих мирах.
Но сердце от любви горит, моя душа болит.
И восковых фигур прекрасен вид -
Покой везде царит!

Камнем по голове (М. Горшенев / А. Князев)

В провинциальном городке
Был праздник, музыка звучала,
Но вот в ликующей толпе
Возник зловещий лик бродяги.
Он шёл, как будто бы один,
Толпа его не замечала.
И как-то странно на него
Смотрели местные собаки.

В чёрном цилиндре, в наряде старинном,
В город на праздник путник очень спешил.
По горам пробирался и улыбался,
Но камень сорвался в пропасть с горных вершин...

Был грязный плащ на нём одет,
Цилиндр чёрный смят в гармошку,
Себе под ноги он глядел,
А в кулаке сжимал он маску.
Но кто-то крикнул вдруг: "Привет!
Повеселился б ты немножко.
В такой весёлый светлый день
Как можно быть таким несчастным?"

В чёрном цилиндре, в наряде старинном,
В город на праздник путник очень спешил.
По горам пробирался и улыбался,
Но камень сорвался в пропасть с горных вершин...

И проходимец поднял взгляд,
И злобным голосом ответил:
"Я всех замучить был бы рад
И от того я так невесел.
Я в маске рыжей обезьяны
На праздник к вам попасть мечтал,
Когда б не камень окаянный,
Что мне на голову упал!

В чёрном цилиндре, наряде старинном,
В город на праздник путник очень спешил.
По горам пробирался и улыбался,
Но камень сорвался в пропасть с горных вершин...

Outro

Инструментал

Все музыкальные и видео файлы на этом сайте представлены исключительно для ознакомления без целей коммерческого использования и должны быть удалены в течение 24 часов с момента скачивания. Администрация сайта не несет ответственности за неправомерные нарушения пользователей против правообладателей. Сайт предоставляет только ссылки на скачивание и ничего более.

На правах рекламы: с Днём Рождения поздравление для друга.

Яндекс.Метрика

Антология русского рока COPYRIGHT © 2008-2016. All Rights Reserved.