Антология русского рока и панк-рока >>> Король и Шут


Группа Король и Шут. Альбом "Герои и Злодеи" 2000 год. Тексты песен с аккордами

Группа Король и Шут. Альбом "Герои и Злодеи" 2000 год 01. Дед на свадьбе
02. Запрет отца
03. Кузнец
04. Разговор с гоблином
05. Вор, граф и графиня
06. Что видел малыш
07. Невеста палача
08. Мастер приглашает в гости
09. Бродяга и старик
10. Смерть Халдея
11. Помнят с горечью древляне
12. Про Ивана
13. Воспоминания о былой любви

Андрей Князев - вокал
Михаил Горшенёв - вокал
Александр Балунов - бас
Яков Цвиркунов - гитара
Александр Щиголев - барабаны
Мария Нефедова - скрипка, вокал (4)
Александр Гордеев ("Разные люди") - губная гармошка
Сергей "Чиж" Чиграков - акустическая гитара
Максим Юрак ("Пилот") - скрипка
Павел Сажинов - звукорежиссер

Дед на свадьбе (А. Князев)

Близится гулянка к завершенью,
Закончен пир за праздничным столом.
Сидит старик в неведомом томленьи
И смотрит, как светает за окном.
Вошла невеста, и на ней повис жених,
Старик лениво переводит взгляд на них.
Затем смеётся он: "Никак в канаве был?"
Всех мужиков на свадьбе деда перепил.

И старику невеста отвечает,
От жениха глаза не отводя:
"Он перебрал, ну с кем такого не бывает.
Я помню и тебя, я помню и тебя твоя старуха волокла".

Гости спят на лавках за столами,
Не с кем старику поговорить.
Пол завален пьяными телами,
Он решил себе ещё налить.
Затем он открывает свой беззубый рот,
И хриплым голосом он песенку поёт.
Слова такие: "Где ж вы, деды и отцы?"
В ответ на кладбище завыли мертвецы.

И старику невеста отвечает,
От жениха глаза не отводя:
"Он перебрал, ну с кем такого не бывает.
Я помню и тебя, я помню и тебя твоя старуха волокла".

А наутро началось похмелье,
Чёрти что творится в головах.
У гостей последствия веселья,
Но водки не осталось в погребах.
"Всё выпил дед!" - воскликнул кто-то сгоряча,
А после в ужасе попятился назад.
Невеста вздрогнула, в испуге бормоча:
"А ведь он умер десять дней тому назад".

И старику невеста отвечает,
От жениха глаза не отводя:
"Он перебрал, ну с кем такого не бывает.
Я помню и тебя, я помню и тебя твоя старуха волокла".

Запрет отца (М. Горшенев / А. Князев)

Суров запрет сердитого отца,
Он не велит ей замуж выходить.
Но перед нею образ молодца,
Она его не может разлюбить.

Исчезновенье парня на селе
Родило в ней тревогу и печаль.
В тот день её отец повеселел,
Пропавшего в лесу ему не жаль.

Спустилась ночь, погасли фонари.
Девица в доме не смыкает глаз.
И слышит она шорох у двери.
Но кто решил явиться в этот час?

Гремят знакомые тяжёлые шаги,
Во тьме застыл отцовский силуэт.
В руках мешок, торчат оттуда сапоги.
"Его загрызли волки, его больше нет".

К мешку девица тихо подошла.
"Я не могу поверить в этот вздор".
И мертвеца внутри она нашла,
Из головы его торчал большой топор!

"Ты только, дочка, батьку не брани,
Он бы не смог, поверь мне, дальше жить.
Он был в ужасных ранах и лежал в крови,
Я пожалел беднягу и решил добить".

Кузнец (М. Горшенев / А. Князев)

По селу промчался слух,
Будто деду-кузнецу
Ночью выпустили дух,
Дав кувалдой по лицу.

Трудно узнать было его.
От головы не осталось ничего!

Разбирая свою печь,
Кузнец за нею увидал
Панцирь, латы, шлем и меч,
Драгоценным был металл.

Он о таком не думал - не гадал,
А его ученик рядышком стоял.

Знать о находке моей
Не должен никто из людей,
Из людей.

Чтобы людям ничего
Ученик не рассказал,
Задушил кузнец его
И в доспехи заковал.

И туркам кузнец рыцаря продал,
Был очень рад, денежки считал.

Знать о находке моей
Не должен никто из людей,
Из людей.

Но очнулся ученик
У султана во дворце.
Вспомнил парень в тот же миг
О мерзавце кузнеце.

Латы прочные не снять,
Чувство мести сердце жгло.
Из дворца ему бежать
Только чудо помогло.

Вряд ли бы кто мог представить хоть чуть-чуть,
Как был непрост его обратный путь.

Знать о находке моей
Не должен никто из людей,
Из людей.

По селу промчался слух,
Будто деду-кузнецу
Ночью выпустили дух,
Дав кувалдой по лицу.

Вряд ли бы кто мог представить хоть чуть-чуть,
Как был непрост его обратный путь.

Разговор с гоблином (М. Горшенев / А. Князев)

Работники ножа и топора
Пили брагу с ночи до утра - ага!
Но какой-то гоблин выбежал из леса,
Сел за стол и заявил:
"Никогда с крутыми я не пил!"

"Твои слова ненужный хлам!
Мы будем лучше пить и есть!
Твоя одежда сразу нам
Сказала нам, кто ты есть,
Нам, кто ты есть!"

"Я и мой народ живём в горах!
Я парень - будь здоров! В своих кругах.
Мне нельзя хамить и надо мной шутить,
Со мной нельзя играть!
Поверьте, я, как вы, умею обижать!"

"Твои слова ненужный хлам!
Мы будем лучше пить и есть!
Твоя одежда сразу нам
Сказала нам, кто ты есть,
Нам, кто ты есть!"

"Послушай гоблин, ты много болтаешь!
Молись своим богам!"
"Но я же как один из вас!"
"Не беспокойся, тебе отрежут голову, а потом отпустят!"
"Пидорасы!"

"Сюда явился гоблин сам!
И будет чем заняться нам!
Он не зря проделал путь,
В бочке с брагой ему тонуть!"

И наступил веселья час,
И гоблин в бочку с выпивкой попал!
И он выныривал не раз,
Но по макушке палкой получал!

"Твои слова ненужный хлам!
Мы будем лучше пить и есть!
Твоя одежда сразу нам
Сказала нам, кто ты есть!"

Вор, граф и графиня (М. Горшенев / А. Князев)

Ночью воры влезли в музей,
И один другому сказал:
"Ты, брат бери, что хочешь, только скорей,
А я сгоняю пока в тронный зал, я мигом."

И остался вор один
Средь старинных скульптур и картин,
И видит он ту графиню, что с доблестным мужем
На картине,
Вся в нарядах,
В платье синем.

Вор, подумав, нож свой достал.
Графиню от мужа отделил.
И с улыбкой графу сказал:
"Твою супругу я полюбил, не гневайся!"

И остался вор один
Средь старинных скульптур и картин,
И видит он ту графиню, что с доблестным мужем
На картине,
Вся в нарядах,
В платье синем.

Лишь только покинули воры музей,
Как с картины сошёл разгневанный граф.
И в тёмном парке настиг он друзей,
Обидчика к дереву крепко прижал:

Ну, что, попался, разбойник, я тебя проучу!
Хотел, проклятый, меня разлучить ты с женой!
И в наказанье тебя я с собой утащу,
Навечно ты будешь у меня под ногой!"

Стоит графиня на картине,
Обнимает мужа своего.
И благородный граф вдаль взгляд направил свой
И плачет бедный вор под его ногой.

Что видел малыш (М. Горшенев / А. Князев)

От козы пахло сеном и молоком,
На неё забирался пацан верхом.
У калитки сидели на лавочке несколько баб.
Без костей языки, уши лопухи,
Куча сплетен и всяческой чепухи.
И пацан оказался слаб - начал их слушать!

Оказалось что крёстный у пацана -
После свадьбы своей он сошёл с ума
И едва не повесилась баба его от стыда
Вот такая беда и теперь всегда
Держит в грязном хлеву мужика жена
Сеном кормит его она и отрубями.

И видит малыш как колышется слабо
Неяркая лампа в хлеву и рука
Сжимает замок и печальная баба
Сажает на цепь своего мужика.

А старуха, что в домике за рекой
Перед тем, как отправиться на покой,
Трёх зятьёв заколола своей деревянной клюкой.
А у фермы живёт паренёк такой,
Что быка поднимает одной рукой,
Это ж надо, какой лихой! Нет его крепче!

И видит малыш как слепая старуха
Клюкой пригвоздила к стене мужика.
И как паренёк богатырского духа
Под мышкой корову несёт и быка!

Нет того, кто б в селе лесника не знал,
И в лесу деда этого не встречал.
Только вот чудака никому из людей не понять!
Он зверей собирал, говорил, играл,
Он их понимал и всегда считал -
Может заяц похожим стать на человека!

И видит малыш: замечательный танец
Танцует с животными дед у холма.
И как человеком становится заяц.
На этом бедняга свихнулся с ума.

Невеста палача (М. Горшенев / А. Князев)

Скрыть печаль свою стараясь,
Палач нахмурил лоб сердито.
Но трактирщик понял -
Сердце палача разбито.

"Не привык таким я
здесь тебя, приятель, видеть!
Что стряслось, скажи мне!
Клянусь, лишь дьявол мог тебя обидеть!"

"Правосудию я верил,
Но теперь в нём нет мне места!
Умерла моя подруга детства!
Палача невеста!"

От меня она скрывала
Свои жуткие мученья.
Толпа вокруг кричала,
Им хотелось развлеченья.

Жизнь - игра со смертью!
Где святость - там и грех!
Бил её я плетью,
Хотя считал её я лучше всех!

"Правосудию я верил,
Но теперь в нём нет мне места!
Умерла моя подруга детства!
Палача невеста!"

Слово "ведьма" вызывало
В людях злобу и жестокость!
На костре она сгорала,
И душа её летела в пропасть...

"Правосудию я верил,
Но теперь в нём нет мне места!
Умерла моя подруга детства!
Палача невеста!"

Мастер приглашает в гости (М. Горшенев / А. Князев)

Вечером к столу мастер пригласил
Верного слугу и его спросил -
"Сколько раз ты, встречая моих гостей,
Никого никогда за дверь не провожал?
И ты поймёшь теперь, что я в тайне держал.

В те дни, когда я в настроении бываю,
Сидя у огня, черепа перебираю".

Преданный слуга улыбнулся тут:
"Я любил всегда свой нелёгкий труд!
По ночам сижу, за ножом слежу,
Фигурки вырезаю из костей,
С ремеслом дружу, обожаю гостей!"

В те дни, когда я в настроении бываю,
Сидя у огня, черепа перебираю".

Все те, кто не прочь
Поразмять немного кости -
Вас ждут в эту ночь -
Мастер приглашает в гости!

В те дни, когда я в настроении бываю,
Сидя у огня, черепа перебираю".

Бродяга и старик (А. Князев)

Ступил бродяга на крыльцо и постучался в дверь -
"Гостям я рад!" - сказал старик, "но, парень, мне не верь!
Ты будешь сыт и отдохнёшь у деда на печи!"
"Должно быть, дед, ты это врёшь!" "Ну, милый, не взыщи!"

Бродяга сел на жёсткий стул - "Четвёртый день в пути!
Ты, дед, со мною не шути, согрей и приюти!"
"Не смею гостю отказать, что хочешь - то проси!
А лучше в погреб полезай, картошки принеси!"

"Я стар, ходить мне тяжело" - сказал он парню вслед.
Закрылась дверь, и в тот же миг расхохотался дед.
Очнувшись в погребе сыром, бродяга застонал.
Об пол гранитный головой он с лестницы упал!

В комнате тепло, уютно, всюду чистота!
Хочет дед себе устроить праздник!
Из под стула достаёт он чёрного кота:
"Как дела, усатый мой проказник!"

И кровь стекает по лицу из ссадины на лбу.
"Но почему привязан он верёвками к столбу?"
"Ты не умрёшь" - сказал старик, затачивая нож.
Но парень опустил глаза, он понял - это ложь.

В комнате тепло, уютно, всюду чистота!
Хочет дед себе устроить праздник!
Из под стула достаёт он чёрного кота:
"Как дела, усатый мой проказник!"

Смерть Халдея (М. Горшенев / А. Князев)

Сидел с улыбкой он в кабаке,
И кружку пива держал в руке.
Халдей лукаво его спросил:
"Что веселишься - иль перепил?"

"Я не случайно здесь оказался,
Труден был мой путь!
И от желанья не отказался
Выпить что-нибудь!
Но твоя болтовня
Совершенно не радует меня, меня."

Халдей подумал и вновь спросил:
"Я что-то смысла не уловил.
Что означают слова твои?
А ну ещё раз их повтори!"

"Я не случайно здесь оказался,
Труден был мой путь!
И от желанья не отказался
Выпить что-нибудь!
Но твоя болтовня
Совершенно не радует меня, меня."

"Нет сил, приятель, душа болит!
Быть может, пуля всё повторит!
Наверно, я бы и поболтал!"
Раздался выстрел - халдей упал.

"Я не случайно здесь оказался,
Труден был мой путь!
И от желанья не отказался
Выпить что-нибудь!
Но твоя болтовня
Совершенно не радует меня, меня."

Помнят с горечью древляне (М. Горшенев / А. Князев)

Помнят с горечью древляне, хоть прошло немало лет,
О романтике Демьяне, чей лежит в лесу скелет.
Жаль, никто ему не верит, но захватывало дух
От его былин о фее - повелительнице мух.
К этой фее был романтик полон страсти и любви,
Чувства ей хотел он выразить свои!
Чувства выразить свои!

В час, когда он видел фею, начинал ей повторять:
"Жизнь свою не пожалею за твою любовь отдать!"
Все застыли в изумленье, лишь народ о том узнал,
Что Демьян по воле феи поклоняться мухам стал!
К этой фее был романтик полон страсти и любви,
Чувства ей хотел он выразить свои!
Чувства выразить свои!

Романтик идола в овраге сотворил,
Ему он жертвы приносил!

Ай, люди, мухам поклоняться нужно нам,
А не языческим богам!

Я, братцы, до того, как фею полюбил,
По сути, безнадёжным был!

Не знал романтик, что она
Для любви не рождена.

И не безгрешен сам он был,
Он тоже мух когда-то бил.

Летели мухи на него со всех сторон,
Был ритуально скушан он.

Про Ивана (А. Князев)

В деревушке у реки как-то стали мужики
Спорить, кто из них мудрей.
Мимо старец проходил: "Тот умнее," - говорил,
"У кого усы длинней".

Решено! Отныне будет так!
Всех умней у нас Иван-дурак.
Меньше хвост у кумушки-лисы,
Чем у Ивана усы!

На печи Иван сидел, сверху он на всех глядел.
Пироги с капустой ел.
Ну а после говорил: "Ум всегда со мною был,
Я им хвастать не хотел!

А теперь скажу я вам, друзья,
Жить, как раньше, больше нам нельзя!
С вами, право, можно одичать.
Пора веселиться начать!"

Что ни день, Дурак-Иван всё веселье затевал:
"Жить давайте без забот!"
Всё б ничего, да вот беда - вскоре кончилась еда,
Никто работать не идёт!

Время шло, народ оголодал,
И Иван без крошки пропадал.
А когда смекнули, что к чему -
Усы оторвали ему!

Воспоминания о былой любви (М. Горшенёв)

Инструментал

Все музыкальные и видео файлы на этом сайте представлены исключительно для ознакомления без целей коммерческого использования и должны быть удалены в течение 24 часов с момента скачивания. Администрация сайта не несет ответственности за неправомерные нарушения пользователей против правообладателей. Сайт предоставляет только ссылки на скачивание и ничего более.

На правах рекламы: По материалам сайта ladyfor.ru

Яндекс.Метрика

Антология русского рока COPYRIGHT © 2008-2016. All Rights Reserved.