Антология русского рока и панк-рока >>> Ва-Банкъ


Александр Ф. Скляр и Гарик Сукачев. Альбом "Боцман и бродяга" 1995 год

Александр Ф. Скляр и Гарик Сукачев. Альбом "Боцман и бродяга" 1995 год 01. Ночь после лета
02. Я милого узнаю по походке
03. Дроля
04. Ты больная
05. Мишка-одессит
06. Вальс Москва
07. Мальчишка
08. Витька Фомкин
09. Шумный город
10. Пьяная песня
11. За окошком месяц май
12. Помню я
13. Татуировка
14. Окно на окраине

Александр Ф. Скляр - гитара, вокал
Гарик Сукачев - гитара, вокал
Рушан Аюпов - баян
Алексей Ермолин - баритон, саксофон, кабаса, шейкер, вудблоки
Митя Варшавчик - электрогитара
Александр Косорукин - ударные, перкуссия
Запись и сведение - Дмитрий Бабкин при участии Андрея Пастернака

Ночь после лета (А. Ф. Скляр)

Ночь после лета
Я пришел домой
Ночь после лета
Дома ждет покой

Я играю на своей гитаре
И уплывает сказочный фрегат
К каким-то незнакомым берегам

Ночь после лета
В джунглях спит удав
Ночь после лета
Сонный шелест трав

И раскрываются ладони
И пропускают лунный свет
И тени оживают на воде

Ночь после лета
Тает в пальцах воск
Ночь после лета
Бредит сонный мозг

И из душливых скитаний
Я прихожу к себе домой
И заслоняю свет твоей рукой

И из душливых скитаний
Я прихожу к себе домой
И заслоняю свет твоей рукой

Ночь после лета
Я пришел домой

Я милого узнаю по походке (А. Дмитриевич)

А я милого узнаю а по походке
Он носит, носит бpюки а галифе
А шляпу он носит на панаму
Ботиночки он носит наpиман
А шляпу он носит на панаму
Ботиночки он носит наpиман

Ах, зачем я вас, pодненький, узнала?
Зачем, зачем, я полюбила вас?
А раньше я этого не знала
Тепеpь же я стpадаю каждый час
А раньше я этого не знала
Тепеpь же я стpадаю каждый час

Вот мальчик мой уехал, не веpнется
Уехал он, как видно, навсегда, навсегда
В Москву он больше не веpнется
Оставил только каpточку свою
В Москву, домой он больше не веpнется
Оставил только каpточку свою

Да зачем я вас, pодненький, узнала?
Зачем, зачем, я полюбила вас?
А раньше я ведь этого не знала
Тепеpь же я стpадаю каждый час
А раньше я этого не знала
Тепеpь же я стpадаю каждый час

Я милого узнаю по походке
Он носит носит бpюки а галифе
А шляпу он носит на панаму
Ботиночки он носит наpиман
А шляпу он носит на панаму
Ботиночки он носит наpиман!

Дроля (И. Сукачев)

Гарью, дымом да быльем
Все судьба куражится.
Или вьюга бьется в дом,
Или только кажется.
Без тебя и дом пустой,
Без тебя мне мается.
Дроля мой, ах, дроля мой,
Где же ты шатаешься?
Ах, дроля мой, ах, дроля мой,
Где же ты шатаешься?

За окошком вьюга зла
Да пороша ранняя.
А в печи - одна зола,
А в душе - страдания.
Иль на картах погадать,
Да что-то не гадается.
Дроля мой, ах, дроля мой,
Без тебя мне мается.
Ах, дроля мой, ах, дроля мой,
Без тебя мне мается.

Полечу я в небеса,
Заберусь на горы я,
Чтоб найти твои глаза
Да кудри твои черные.
Я ж и баньку истоплю.
Дам шелковые простыни.
Дролечка, тебя люблю
Без продыху, без устали.
Ах, дролечка, тебя люблю
Без продыху, без устали.

Гарью, дымом да быльем
Все судьба куражится.
Или вьюга бьется в дом,
Или только кажется.
Без тебя и дом пустой,
Без тебя мне мается.
Дроля мой, ах, дроля мой,
Где же ты шатаешься?
Эх, дроля мой, ах, дроля мой,
Где же ты шатаешься?

Дроля мой, ах, дроля мой,
Где же ты шатаешься?
Эх, дроля мой, ах, дроля мой,
Где же ты шатаешься?

Ты больная (Автор неизвестен)

Ты больная с постели вставала
И всю ночь напролет не спала
У окошка ты милого ждала
Все тебе кажется вон он идет
У окошка ты милого ждала
Все тебе кажется вон он идет

Злые люди завидовать стали
Что так скоро судьба нас свела
Об одном, эх, об одном они мечтали
Чтоб разбить наши верны сердца
Об одном, эх, об одном они мечтали
Чтоб разбить наши верны сердца

Полюбить, эх, полюбить ты меня не сумела
Оценить да ты со мной не смогла
Так смотри, чтоб потом ты не жалела
Ухожу от тебя я навсегда
Так смотри, так смотри, чтоб не жалела
Ухожу от тебя я навсегда

Я как коршун по свету скитался
И добычи для тебя я искал
Воровством, эх, воровством я занимался
А теперь за решеткой попал
Воровством, эх, воровством я занимался
А теперь за решеткой попал

Ты больная с постели вставала
И всю ночь напролет не спала
У окошка ты милого ждала
Да все тебе кажется вон он идет

Мишка-одессит (М. Воловац / В. Дыховичный)

Широкие лиманы, зеленые каштаны,
Качается шаланда на рейде голубом...
В красавице Одессе мальчишка голоштанный
С ребячьих лет считался заправским моряком.

И если горькая обида
Мальчишку станет донимать,
Мальчишка не покажет вида,
А коль покажет, скажет ему мать:

«Ты ж одессит, Мишка, а это значит,
Что не страшны тебе ни горе, ни беда:
Ведь ты моряк, Мишка, моряк не плачет
И не теряет бодрость духа никогда».

Изрытые лиманы, поникшие каштаны,
Красавица Одесса под вражеским огнем...
С горячим пулеметом, на вахте неустанно
Молоденький парнишка в бушлатике морском.

И эта ночь, как день вчерашний,
Несется в крике и пальбе.
Парнишке не бывает страшно,
А станет страшно, скажет он себе:

«Ты ж одессит, Мишка, а это значит,
Что не страшны тебе ни горе, ни беда:
Ведь ты моряк, Мишка, моряк не плачет
И не теряет бодрость духа никогда».

Изрытые лиманы, поникшие каштаны,
И тихий скорбный шепот приспущенных знамен...
В глубокой тишине, без труб, без барабанов,
Одессу оставляет последний батальон.

Хотелось лечь, прикрыть бы телом
Родные камни мостовой,
Впервые плакать захотел он,
Но комиссар обнял его рукой:
«Брось, Мишка, брось.

Ты ж одессит, Мишка, а это значит,
Что не страшны тебе ни горе, ни беда:
Ведь ты моряк, Мишка, моряк не плачет
И не теряет бодрость духа никогда».

Спокойные лиманы, зеленые каштаны
Ещё услышат шелест развернутых знамен,
Когда войдет обратно походкою чеканной
В красавицу Одессу усталый батальон.

И, уронив на землю розы,
В знак возвращенья своего
Парнишка наш не сдержит слезы,
Но тут никто не скажет ничего.

Хоть одессит Мишка, - а это значит,
Что не страшны ему ни горе, ни беда:
Хоть моряк, Мишка, моряк не плачет,
На этот раз поплакать, право, не беда!

Ведь одессит Мишка, - а это значит,
Что не страшны ему ни горе, ни беда:
Ведь моряк, Мишка, моряк не плачет
И не теряет бодрость духа никогда.
Ведь моряк, Мишка, моряк не плачет
И не теряет бодрость духа никогда.

Вальс Москва (И. Сукачев)

Каждый вечер желтый свет фонарей
Поджигает ночей бикфордов шнур.
И асфальт принимает удары ног по лицу и под дых.
Усталые вены ночного метро на "зеро" делают ставки,
И ждут женщины с улыбканми порочных старух,
И дети, которые не заснут.

Я пою тебе песню любви, Москва!
Город, который не чувствует боли и не щадит никого.
Я люблю тебя, Москва, я твой пьяный ребенок.
Но я тобою рожден, и я с тобою помру.

Он придет домой и снимет пиджак
Подойдет к окну и будет смотреть
На провода и на окна "Пельменной".
А когда он докурит, он встанет на стул.
И накинет веревку на крюк в потолке,
И проверит руками надежность петли,
А потом он взлетит.

Я пою тебе песню любви, Москва!
Город, который не чувствует боли и не щадит никого.
Я люблю тебя, Москва, я твой пьяный ребенок.
Но я тобою рожден, я с тобою помру.

Рыжий узор притаившихся крыш,
Мокрый асфальт, как вчерашний гашиш,
Где покачнувшись остывшая трубка вновь протоскует гудок.
Взгляд из-под кепки вспугнет голубей,
Но левей двинется синий тролейбус,
И желтые пальцы нежно обнимут черный кирпич домино.

А я пою тебе песню любви, Москва!
Город, который не чувствует боли и щадит чужаков.
Я люблю тебя, Москва, хоть не знаю за что,
Но я тобою рожден и я с тобою помру.

Нагнувшись слегка, она прошептала,
Но было так шумно, и ему показалось,
Что он не услышал, и она улыбнулась,
И еще раз сказала одними губами.
Он был словно пьян, как мальчишка, дурачился,
И просил: "Повтори еще! Повтори!"
И в темной парадной, поднявшись на цыпочки:
"Я люблю тебя! Я люблю тебя!"

Я пою тебе песню любви, Москва!
Город, который не чувствует боли и щадит чужаков.
Я люблю тебя, Москва, я твой пьяный ребенок
Но я тобою рожден, я с тобою помру.

Я люблю тебя, Москва, я твой пьяный ребенок
Но я тобою рожден, я с тобою помру.

Мальчишка (А. Ф. Скляр)

Зачем я не родился в семнадцатом году,
Меня бы приучили к полезному труду.
Мне путь бы указали в счастливый светлый рай,
А так я тунеядец, я просто тунеядец и лентяй.

Грустно мне ребята, грустно, грустно мне!

Зачем я не родился в семье политрука,
Я б занимался спортом в команде ЦСК.
Я ездил бы на сборы в Баку и Магадан,
Я был бы всем доволен, а так я просто злобный хулиган.

Грустно мне ребята, грустно, грустно мне!

Зачем не взял я в жены Мадонну, вот вопрос!
Я б ездил на курорты, пил ром и кальвадос!

Грустно мне ребята, грустно!
Зачем я здесь родился, зачем?!
Грустно мне!
Зачем я здесь родился, зачем?!
Грустно мне!
Грустно мне!
Грустно мне!
Грустно мне!

Витька Фомкин (И. Сукачев)

Где-то возле Ардынки или возле Таганки
Или где-то еще, заблудившись весной
На неверных ногах после выпитой банки
Витька Фомкин один добирался домой

А на улице ветер, подворотнями-лужи
Да за каждыи углом - милицейский свисток
Дома Люська - жена, заварганила ужин
Виктор Люсе купил на аванец платок

Вот какая-то арка, мысль в Витьке пробудилась
А за ней и пузырь начинает бурлить
Работящей рукою Витька лезет в ширинку
За ширинкой "братан" очень хочет отлить

Вот она понеслась, веселясь и играя
Заходила ручьем по шершавой стене
Витька даже вспотел, и рукавом вытирая
Пот с лица вспоминал о Людмиле жене

За спиною три тени появились так быстро
Что Витек не успел устоять на ногах
Их под утро поймали, они были таксисты
Монтировку нашли рядом с ним в двух шагах

Витька Фомкин лежал удивленный и грустный
А холодный асфальт он собою накрыл
И уже не подарит в подарок он Люське,
Тот платок, что вчера на аванец купил
И он уже не подарит своей ласковой Люське,
Тот цветастый платок, что на аванец купил.

Где-то возле Ардынки или возле Таганки
Или где-то еще, заблудившись весной
На неверных ногах, после выпитой банки
Витька Фомкин один добирается домой.

На неверных ногах, после выпитой банки
Витька Фомкин один добирается домой.

Шумный город (А. Ф. Скляр)

Шумный город вылил тысячи огней
В отраженья площадей и улиц темных
И только я бреду по городу один
Надвинув шляпу на глаза
Я не знаю куда я иду?
Где конец моих странствий ночных?
Где проходит граница между ночью и днем?

Друг, руку мне протяни
Друг, руку мне протяни в ночи
Я так долго искал тебя
Ты не можешь оставить меня одного

Поздно ночью, когда город опустел
Он раскрывает много тайн для посвященных
Не спеши возвратиться в дом скорей
В нежном шорохе листвы
Ты попытайся услышать ответ
И быть может тогда ты поймешь
Где проходит граница между ночью и днем

Друг, руку мне протяни
Друг, руку мне протяни в ночи
Я так долго искал тебя
Ты не можешь оставить меня одного

Друг, руку мне протяни
Друг, руку мне протяни в ночи
Я так долго искал тебя
Ты не можешь оставить меня одного

Пьяная песня (А. Ф. Скляр)

Возьми меня в пьяную песню
Заткни мною в небе дыру
И если я завтра воскресну
Пускай я сегодня умру

Не надо ночных магазинов
Не надо кубинцев и драк
Оставь песню блудному сыну
Дай нищему медный пятак

Песню пропой, пусть играет гармонь
Песню пропой, до утра
До утра пусть играет гармонь
Та-да-да-да-дай-да-да
Та-да-да-да-дай-да-да
Та-да-да-да-дай-да-да-да

Возьми меня в пьяную песню
Возьми, незнакомый мой друг
На лестнице в старом подъезде
Одна папироса на круг

Мечтая в последнем вагоне
Помчусь из туннеля в туннель
И где-то на дальнем перроне
Мне лавка заменит постель

Песню пропой, пусть играет гармонь
Песню пропой, до утра
До утра пусть играет гармонь
Та-да-да-да-дай-да-да
Та-да-да-да-дай-да-да
Та-да-да-да-дай-да-да-да

Возьми меня в пьяную песню
Мы все перед небом в долгу
Но тот, кто уходит, нас встретит
Когда-то на том берегу

Я знаю, что все нам зачтется
Скандалы, и драки, и мат
Но пусть этот поезд несется
И нет нам дороги назад

Песню пропой, пусть играет гармонь
Песню пропой, до утра
До утра пусть играет гармонь
Та-да-да-да-дай-да-да
Та-да-да-да-дай-да-да
Та-да-да-да-дай-да-да-да

Возьми меня в пьяную песню
Возьми меня в пьяную песню
Возьми меня в пьяную песню
Возьми

За окошком месяц май (И. Сукачев)

А за окошком месяц май, месяц май, месяц май,
А в белой кружке черный чай, черный чай, черный чай,
А в доминошне мужички, мужички, мужички,
Да по асфальту каблучки, каблучки, каблучки.

Зацокал в сквере соловей, как шальной, как шальной,
Сосед-полковник третий день сам не свой как больной,
Она не хочет, вот беда, выходить за него,
А он мужчина хоть куда, он служил в ПВО.

Орут под окнами коты день и ночь, день и ночь,
От ихней сладкой маеты по утру теплый дождь,
Весной простужен и объят город мой, город мой
И ветры весело галдят над рекой, над Москвой.

А в кружке чай давно остыл и погас беломор
А на душе от слов и рифм перебор, перебор
Ведь по асфальту каблучки, и здесь орет месяц май
И здесь коты и мужички, приезжай, приезжай
Ведь по асфальту каблучки и здесь орет месяц май
Ведь здесь коты и мужички, приезжай, приезжай

Ведь по асфальту каблучки и здесь орет месяц май
Я подарю тебе Москву, поскорей приезжай.
Я подарю тебе Москву, поскорей приезжай.
Я подарю тебе Москву, поскорей приезжай.

Помню я

Помню, помню, помню я, как меня мама любила
И не раз, ребята, и не два, она мне говорила
Эх, помню, помню, помню я, как меня мама любила
И не раз, ребята, и не два, она мне говорила

Говорила сыну мать: "Не водись с ворами"
В Сибирь-каторгу сошлют, скуют кандалами

Помню, помню, помню я, как меня мама любила
И не раз, и не два, она мне говорила:
"Сбреют волос твой густой, ах, до по самою шею
Поведет конвой тебя по матушке, по России"

Помню, помню, помню я, как меня мать любила
И не раз, и не два, сыну говорила:
Проживешь, Гарик, бродягой ты,
Там вдали в Сибирь, в Сибирь, мама
Через год, через два, ты убьешь часового

Эх, помню, помню, помню я, как меня мама любила
И не раз, и не два, она мне говорила
Выхожу я из ворот, ах, моя мама плачет, Саша
Саша, милый, мой сынок, пропадешь ты
В Сибирь, в Сибирь, мама.

Эх, помню, помню, помню я, как меня мама любила
И не раз, и не два, она мне говорила
Я не крал, не воровал, не занимался тайными вешами
А на Арбате я в милицию попал, по первому, по разу

Помню, помню, помню я, как меня мама любила
И не раз, и не два, она мне говорила
Помню, помню, помню я, как меня мама любила
И не раз, ребята, и не два, она мне говорила
А помню, помню, помню я, как меня мама любила
И не раз, и не два, она мне говорила.

Татуировка (В. С. Высоцкий)

Не делили мы тебя и не ласкали,
А что любили - так это позади.
Я ношу в душе твой светлый образ, Валя,
А Леша выколол твой образ на груди.
Я ношу в душе твой светлый образ, Валя,
А Леша выколол твой образ на груди.

И в тот день, когда прощались на вокзале,
Я тебя до гроба помнить обещал,-
Я сказал, что не забуду в жизни Вали.
- А я тем более,- мне Гарик обещал.
Я сказал, что не забуду в жизни Вали.
- А я тем более, Сашок - мне Гарик обещал.

И теперь пойми, кому из нас с ним хуже,
И кому трудней - попробуй разбери:
У него твой профиль выколот снаружи,
А у меня - душа исколота снутри.
У него твой профиль выколот снаружи,
А у меня - душа исколота снутри.

И когда мне так уж тошно, хоть на плаху,-
Пусть слова мои тебя не оскорбят, -
Я прошу, чтоб Леша расстегнул рубаху,
И гляжу, гляжу часами на тебя.
Я прошу, чтоб Гарик расстегнул рубаху,
И гляжу, гляжу часами на тебя.

Но недавно мой товарищ, друг хороший,
Он беду мою искусством поборол,-
Он скопировал тебя с груди у Леши
И на грудь мою твой профиль наколол.
Он скопировал тебя с груди у Леши
И на грудь мою твой профиль наколол.

Знаю я, своих друзей чернить неловко,
Но ты мне ближе и роднее оттого,
Что моя, верней - твоя, татуировка
Много лучше и красивше, чем его.
Что моя, верней - твоя, татуировка
Много лучше и красивше, чем его.

Не делили мы тебя и не ласкали,
А что любили - так это позади.
Я ношу в душе твой светлый образ, Валя,
А Леша выколол твой образ на груди.
Я ношу в душе твой светлый образ, Валя,
А Леша выколол твой образ на груди.

Окно на окраине (И. Сукачев)

Мелкий дождь стучит по кpышам,
По деpевьям, по углам.
Русый мальчик еле дышит,
Пpислонил ладонь к губам.

Hапевает за оконцем
Ветеp тихие слова
Только сумpак, и к японцам
До утpа сбежало солнце -
Огневая голова.

Гpусть и тpепет pасставанья,
За спиной часы тик-так,
И от теплого дыханья
Hа стекле вспотел пятак.

Дождь и сумрак за оконцем,
Да под тучей звезд конва.
Только ветеp, и к японцам
До утpа сбежало солнце -
Огневая голова.

Гpустный мальчик тянет пальчик,
Hа pеснице спит слеза,
Он pисует pот и носик,
И японские глаза.

Дождь и сумpак за оконцем,
Да под тучей звезд конва,
Двоpник-ветеp, но японцем
На стекле смеётся солнце
Огневая голова.

Дождь и сумpак за оконцем,
Да под тучей звезд конва,
Двоpник-ветеp, но японцем
Hа стекле смеется солнце -
Огневая голова.

Все музыкальные и видео файлы на этом сайте представлены исключительно для ознакомления без целей коммерческого использования и должны быть удалены в течение 24 часов с момента скачивания. Администрация сайта не несет ответственности за неправомерные нарушения пользователей против правообладателей. Сайт предоставляет только ссылки на скачивание и ничего более.

На правах рекламы:

Яндекс.Метрика

Антология русского рока COPYRIGHT © 2008-2016. All Rights Reserved.