Антология русского рока и панк-рока >>> Ва-Банкъ


Александр Ф. Скляр и Олег Литвишко. Альбом "Город Икс" 2007 год

Александр Ф. Скляр и Олег Литвишко. Альбом "Город Икс" 2007 год 01. Полночь
02. Высший пилотаж
03. Таверна "Парадиз"
04. Джонни
05. Предательство и контрабанда
06. Моби Дик
07. Драка
08. Вдвоём
09. Топот диких коней
10. Королева двора чудес
11. Город X
12. Вальс Чжень Чжао
13. Куклы мадам Мандилип
14. Леди Ван дер Лоо

Голос – Александр Ф. Скляр
Все инструменты, аранжировки, запись, сведение, мастеринг – Олег Литвишко

Полночь (О. Литвишко / А. Скляр)

Время близится к полуночи
И редкие прохожие имеют такие странные имена,
Что их трудно произнести
И следы зубов хищной луны, как прорехи на одеяле,
Которое ночь накинула на всё вокруг.
И сломанные прутья ограды
Похожи на остовы нереальных птиц.
И дымок, поднимающийся над крышей, выглядит так,
Как будто весь этот чёртов город
Вот-вот взлетит на воздух.
И стены дома испещрены татуировками,
Как в тюрьме,
И ты чувствуешь себя обречённым.
И машины бесшумно скользят по пустынной улице
И скорбно застыл одинокий памятник.
И комнаты хранят мечты тех,
Кто когда-то здесь спал.
И я потерян на фоне окна
Я прячусь на лестнице,
Я распластался на занавеске,
Я сплю в твоей шляпе.
И в этот дом уже давно никто не заходит
Просто так
И каждый, кто вышел отсюда
Рано или поздно сбился с правильного пути.
И одинокая девочка,
С вытатуированной слезинкой на щеке
Говорит, что каждый год
Кто-то приходит и уходит
Приходит и уходит
Приходит и уходит...
А она остаётся
Всегда одна
И её печаль острая, как бритва
Становится ещё невыносимей,
Когда из ночи вдруг доносятся гудки уходящих кораблей
И часы тикают, словно капли из-под крана
До тех пор, пока
Вода, гoречь и одиночество
Не заполнят тебя до краёв
И ты выплёскиваешь всё это
Любому, кто может тебя услышать...

Высший пилотаж (А. Скляр)

Заливай, механик, доверху все баки
Я решил сегодня не на шутку полетать.
Здесь меня все знают, в пьянке или в драке,
Ни одной собаке не привык я уступать.

В нашей гоп-компании все ребята жесткие.
Дьявол не попутает, не сожрёт свинья.
Если кто попробует вить из нас веревки,
Для него всегда совьётся мертвая петля.

Я уже не мальчик, мне давно за сорок,
Это не предел и можно дальше жить.
Все мы добровольцы, все мы вояжеры
Каждый должен знать, как надо уходить.

Хватит, полетал, пора поставить точку.
Я уже и так давно в глухом пике.
Это мой привет всем, кто в одиночку,
Кто не спасовал и не подох в тоске.

И только вниз я стремлю свой самолет.
Вниз и только вниз! Это высший пилотаж!
Это высший пилотаж!
Это высший пилотаж!
Это высший пилотаж!
Это высший пилотаж!
Это высший пилотаж!
Это высший пилотаж!
ВНИЗ! Это высший пилотаж!
ВНИЗ! Это высший пилотаж!
ВНИЗ! Это высший пилотаж!
ВНИЗ! Это высший пилотаж!
ВНИЗ! Это высший пилотаж!
ВНИЗ!

Таверна "Парадиз" (А. Скляр, Е. Головин / Е. Головин)

Друг друга мы не знаем, друг другу мы сюрприз,
Но все предпочитаем таверну "Парадиз".
Дешёвые обои, разбитое стекло,
Но всё же мы считаем: нам крупно повезло.

А на стене картина, в картине небо синее.
Дела идут не шатко и не валко.
А на картине Ева, а, может быть, русалка
В таверну протягивает яблоко..

Ещё немного виски, ещё немного шнапса.
И вдруг зашевелились хулиганы.
Какой-то посетитель измазал морду ваксой
И деловито воровал стаканы.

Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Всё это, ребята,
Всё это наша жизнь!

Случилась катастрофа - главбух убил матроса.
Разбили тарелки, взорвали вестибюль.
Потом землетрясенье, потом увяли розы,
А бабка собирала бутылки в свой баул.

А Ева хохотала в заплёванной картине
И яблоко дымилось в протянутой руке.
Она ждала Адама, а мы валялись в тине,
Мечтая о холодной сверкающей реке

Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Всё это, ребята,
Всё это, всё это наша жизнь!

Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Таверна "Парадиз"
Всё это, ребята,
Всё это наша жизнь!

Джонни (А. Вертинский / В. Инбер)

Увы, на жизни склоне
Сердца все пресыщенней, -
И это очень жаль...
У маленького Джонни
Горячие ладони,
И зубы, как миндаль.
И зубы, как миндаль.

У маленького Джонни
В улыбке, в жесте, в тоне
Так много острых чар
И чтоб ни говорили
О баре "Пикадилли",
Но это - славный бар!

Но ад ли это, рай ли?
Сигары, и коктайли,
И кокаин подчас
Разносит Джонни кротко,
А денди и кокотки
С него не сводят глаз,
С него не сводят глаз.

Но Джонни - он спокоен,
Никто не удостоен...
Невинен алый рот.
В зажженном им пожаре
На Пикадилли в баре
Он холоден, как лед.

Как хрупки льдины эти...
Однажды на рассвете,
Тоску ночей гоня,
От жажды умирая,
В потоке горностая
Туда вошла она,
Туда вошла она...

Бессонницей томима,
Усталая от грима...
О, возраст, полный грез!..
О, жажда, ради Бога,
Любить ещё немного
И целовать до слез.

Кто угадает сроки?
На табурет высокий
Присела у окна.
В почтительном поклоне
Пред ней склонился Джонни,
Он ей принес вина,
Он ей принес вина...

С тех пор прошли недели,
И ей уж надоели
И Джонни, и миндаль.
И, выгнанный с позором,
Он нищим стал и вором, -
И это очень жаль.
И это очень жаль.
И это очень жаль...

Предательство и контрабанда (А. Скляр)

Предательство и контрабанда -
Что может быть безыскусней?
Предательство и контрабанда -
Что может быть больше по-русски?
Предательство и контрабанда -
Их не разделишь ни с кем.
Предательство и контрабанда -
И никаких там схем!

Гудок парохода - начало охоты
Тюки переброшены, брезентом накрыты
Мы молим луну, не показывая рыла
Ещё пять минут, дай нам скрыться втихую

Там ждут наши парни лихие ребята
На том берегу, там укромная бухта
Отсюда не видно, доберёмся под утро
Ужом проскользнём и готова работа.

Но что это луч - пограничные крысы
Они засекли нас - предательство, Вася!
Уходим скорее! Пощады не будет!
Ты знаешь, они ненавидят нас, гады!

Предательство и контрабанда -
Что может быть безыскусней?
Предательство и контрабанда -
Что может быть больше по-русски?
Предательство и контрабанда -
Их не разделишь ни с кем
Предательство и контрабанда -
И никаких там схем!

Меня здесь все знают и все уважают:
Друзья и невесты и начальство на службе.
Я вылетаю в любую погоду:
Туман и метели меня не пугают.

Вертушку свою посажу где угодно
На скалы, на воду, какое мне дело?!
А чем меня грузят, мне знать не охота
Плевать что там, в брюхе, платили б исправно!

Вот вылет, как вылет немного качает
Ни звёзд, ни луны - облака всё закрыли
Но батя сказал: "Николай, это срочно,
На той стороне тебя встретят как надо!"

Но вот и огни на посадочном поле,
Вдруг - вспышка, удар, я зажат в кабине.
Горю, мне не выбраться, падаю, братцы!
О, боже, как больно, как гадко, как страшно!

Предательство и контрабанда -
Что может быть безыскусней?
Предательство и контрабанда -
Что может быть больше по-русски?
Предательство и контрабанда -
Их не разделишь ни с кем
Предательство и контрабанда -
И никаких там схем!

В начале шестого убили Петрова
Василия Макарыча по протоколу
Всего три пули и в каждой по смерти
Картинка была то, что надо, поверьте.

Лежал он в крови в каком-то старом пальто
В кармане записка - всего несколько строк:
В ней какая-то Люда просила помочь,
Ее, мол, тут обижает какая-то сволочь.

Они ещё в школе всегда были вместе,
Друзья их дразнили - жених и невеста.
Потом пути разошлись: ему в тюрьму, ей в Москву
Но он всегда её помнил, почему не пойму.

И вот Василий Макарыч отправился к Люде
Но там его поджидали те самые люди
Его сдала с потрохами та, что любил он когда-то
А звали его - Вася Совесть, ребята...

Предательство и контрабанда -
Что может быть безыскусней?
Предательство и контрабанда -
Что может быть больше по-русски?
Предательство и контрабанда -
Их не разделишь ни с кем
Предательство и контрабанда -
И никаких там схем!

Предательство и контрабанда -
Что может быть безыскусней?
Предательство и контрабанда -
Что может быть больше по-русски?
Предательство и контрабанда -
Их не разделишь ни с кем
Предательство и контрабанда -
И никаких там схем!

Моби Дик (О. Литвишко, А. Скляр / А. Скляр)

Ничего не спроста повстречал я вчера друга милого,
Он мне песен напел, как ходил на китов и как бил он их.
Всё путём бы, да только со мной приключилась беда:
Я утратил вдруг веру в людей, а поверил китам.

Правды всей я не знаю, но чувствую где червоточина
Человек - царь зверей, кит - царь рыб, океан его вотчина.
А царю на царя выходить подобает один на один,
Чтоб рукою под челюсть, ногою под дых, вот тогда поглядим!

Царь зверей, ты жесток и могуч!
Посмотри на себя человек,
Что ты сделал с собой?
Чем украсил свой век?

И припомнилась мне эта странная книга о белом ките
И хромом капитане, ведущим команду навстречу беде
Люди гибнут в погоне за белым китом, но не жалко мне их
Это схватка царей: Моби Дика и Ахава, поединок двоих

Одинокая рыба в пучине бездонной от века живёт,
И нет дела ей, право, до наших убогих страстей и забот.
Но жестокой судьбой поединок обоим предопределён,
Обреченный на месть будет биться Ахав до скончания времён.

Моби Дик, поднимись из глубин!
Покарай всех людей своим мощным хвостом
В паутине снастей их пороки разбей!

Хитрость, жадность, предательство, ложь...
Только я умоляю, не трожь старика,
Пусть живёт он пока, на века, на века...

Если нам суждено раствориться когда-то в потоке морском
Если, правда, на шарике этом мы только однажды живём.
Пусть на страшном суде Лао Цзы отдохнёт, пусть молчит Моисей,
Дайте слово Ахаву, последнее слово в защиту людей.

И пока на волнах пляшет джигу в тумане безумный "Пекод"
И пока ветер смерти на реях его паруса не порвёт
Моби Дик будет плыть, рассекая волну белоснежным горбом
Унося нас всё дальше на юг, как сверкающий Бог Аполлон.

Моби Дик! Моби Дик! Моби Дик!
Моби Дик! Моби Дик! Моби Дик!

Драка (Е. Головин)

Кончают институты, создают уюты,
Мучительно ищут призванья.
Но я - иное дело, я - бешенный и смелый,
Драка - моё дарованье.

Я захожу в кафе в пальто и галифе,
Вообще по классической моде.
Ногой кому-то в пах, ножом кому-то в глаз,
А бармену просто по морде.

Плевать на каратэ, плевать на айкидо,
Плевать на увечья, порезы.
Я в гости захожу и в второпях пальто
Срываю под музыку лезвий.

Одних волнуют девки, других волнуют деньги,
Кругом безобразная свалка,
Но в жизни есть одно жемчужное зерно -
Роскошная светлая драка.

Но вот ножом в живот и провалился лёд,
Ах, как ослепительно больно!
Восторженно плыву в кровавый небосвод,
Убитый, но очень довольный.
Восторженно плыву в кровавый небосвод,
Убитый, но очень довольный...
Очень довольный...
Очень довольный...
Очень довольный...
Очень довольный...
Очень довольный...

Вдвоём (О. Литвишко, А. Скляр / А. Скляр)

Переплыть канал в Пусане
Старый мост давно упал
Чаще женщина спасает,
Что мужчина потерял.

И сыплет дождь как обещали
Прогноз погоды звук пустой
И роза сохнет, лишь сорвали
И мой коньяк всегда со мной.

На земле всё меньше места,
А на небе всё пустей
Мне уже повсюду тесно
От вещей и от людей.

И бесприютность тем сильнее,
Чем ценнее миг вдвоём
И от любви следы на теле
Видней чем листья под дождём.

Топот диких коней (О. Литвишко / Е. Головин)

Мы ходим на работу, делаем законы,
Вырезаем бабочек из деловых бумаг,
Ночью они превращаются в драконов
И пьют нашу кровь в неистовых снах.

Мы путаем бутылку с телефонной трубкой -
Молчать и разговаривать нам всё равно,
Оставшуюся жизнь проводим с проституткой,
Актрисой какого-то немого кино,

Но всё это, но всё это - топот диких коней...
Но всё это, но всё это - топот диких коней...

Нам нравится эстетика дома престарелых,
Файервёрк проклятья разорванных губ,
Когда рыдает на свалке опустелой
Забытый смертью раскрашенный труп.

Но всё это, но всё это - топот диких коней...
Но всё это, но всё это - топот диких коней...

Мы путаем прохожего со сталактитом,
Нарвёмся в тоннеле, входим в раж,
Но почему он твердый, почему блестит он,
Этот проклятый чёрный мираж?

Но всё это, ведь всё это - топот диких коней...
Ведь всё это, ведь всё это - топот диких коней...
Но всё это, но всё это - топот диких коней...
Ведь всё это, ведь всё это - топот диких коней...

Королева двора чудес (А. Скляр)

Ты меня успокой,
Ты останься со мной,
Каждый день слышу твой голос.

Ты приходишь ко мне
Наяву, не во сне
Сядешь и молча попросишь -
Спой мне, Женечка, спой.

Я пою про королеву мою -
Королеву двора чудес
Профиль сладостный птицы баюн
И волос твой серебряный лес.
Никогда мир не видел странней
Королевы прекрасной моей.

Дворик наш непростой,
Здесь не ходит чужой,
Здесь царит твой закон строгий.

И за встречу с тобой
Много раз головой
Поплатился случайный прохожий,
Заглядевшись на волос седой.

И я пою про королеву мою -
Королеву двора чудес
Профиль сладостный птицы баюн
И волос твой серебряный лес.
Никогда мир не видел странней
Королевы прекрасной моей.

Сколько раз ты тайком
От меня босиком
Выбегала на долгие годы.

Сколько раз я грустил,
Сколько пел, сколько пил,
Пока ты возвращалась обратно,
Чтоб остаться навеки со мной.

И народец лесной,
И сарай над рекой,
И звери, и птицы тебя призывают.

Ты останься со мной
Ты ведь знаешь, я твой
Сядешь и молча попросишь -
Спой мне, Женечка, спой.

И я пою про королеву мою -
Королеву двора чудес
Профиль сладостный птицы баюн
И волос твой серебряный лес.
Никогда мир не видел странней
Королевы прекрасной моей.
Никогда мир не видел странней
Королевы прекрасной моей.

Ты меня успокой,
Ты останься со мной,
Ты меня успокой,
Ты останься со мной...

Город X (О. Литвишко / А. Скляр)

И снова город, в котором каждая улица, как отражение моих воспоминаний о событиях,
которых никогда не было. О людях, которые никогда здесь не жили.
Так незаметно проходит ночь, которую каждый призрачный житель переживает по-своему.
Одному стоит забыться тяжелым сном без сновидений чтобы, проснувшись на утро убедиться,
что с ним ровным счётом ничего не произошло. Для другого: каждая ночь - это путешествие
внутрь себя в компании верных попутчиков - сигарет, вина, кокаина...

А для третьего ночь - это просто ночь. Время, которое можно провести с любимой книгой
или женщиной, послушать музыку или лай бездомных собак, побродить по закоулкам того
воображаемого города, который есть в каждом из нас. Но о котором большинство забывает
с первыми признаками рассвета, или с началом так называемой взрослой жизни. Которая есть
нечто иное, как вечное расставанье и окончательный переход к тому, что мы называем
простым и страшным словом - "Смерть"...

Вальс Чжэнь Чжао (А. Скляр)

Чжень, посмотри, как прекрасна луна над ивой.
Чжень, не печалься, что бросил тебя любимый По.
Пусть далёко твой дом,
Не грусти ни о чём,
Ты поймешь всё потом.
Ты поймешь всё потом.

Чжень, в Нижней Тундре опять наступила осень.
Чжень, там туманы и слякоть, там нет согласья.
Пёс перегрыз поводок,
Он голодный и злой,
Он бежит на восток.
Он бежит на восток.

По, прочитай нам стихи про полет Гагары.
По, посмотри, как замерзла бедняжка Чжао.
По, взглядом запад окинь,
Видишь эти огни?
К нам все ближе они.
К нам все ближе...

Эти злобные взгляды враждебных гуннов,
Они скачут разрушить твои созвучья.
Берегись этих стен.
Уходи насовсем.
Убегай вместе с Чжень.

Дао, дао для Чжао,
Дао, дао для По,
Дао для всех, а старик Лао Цзы
На запад ушел давно.
Дао, дао для Чжао,
Дао, дао для По,
Дао для всех, а старик Лао Цзы
На запад ушел давно.

Мы заблудились, петляя по Нижней Тундре,
Мы позабыли, как выбраться нам отсюда.
И бесконечный поток
За собой нас увлек
В эту тьму без дорог.
В эту тьму без дорог.

Ласточка Чжень, как я счастлив, что ты успела.
Спой нам о том, как прекрасна луна над ивой.
Он вас обоих сберег,
Этот пьяница По.
Помолись за него.
Помолись за него.

Дао, дао для Чжао,
Дао, дао для По,
Дао для всех, а старик Лао Цзы
На запад ушел давно.
Дао, дао для Чжао,
Дао, дао для По,
Дао для всех, а старик Лао Цзы
На запад ушел давно.

Дао, дао для Чжао,
Дао, дао для По,
Дао для всех, а старик Лао Цзы
На запад ушел давно.
Дао, дао для Чжао,
Дао, дао для По,
Дао для всех, а старик Лао Цзы
На запад ушел давно.

Куклы мадам Манделип (Е. Головин, А. Скляр / Е. Головин)

Куклы мадам Манделип спят, не смыкая глаз
Куклы мадам Манделип нежно любят Вас
И когда ребенок смеётся на материнских руках
Встает багровое солнце в их зловещих зрачках
И когда на улице ночью слышен тягостный хрип
Дрожат с радостной дрожью куклы мадам Манделип.

Если с кем-то случится беда, или какой-то эксцесс
Раскрывается, как звезда их фарфоровый секс
Если ребенок зарежет мать или проглотит ртуть
Нежно вздымается тогда их восковая грудь.

И в каком-то гипнозе танцуют, вставшие в круг
И куда-то уносят искалеченный труп
Ссорятся, чуть не до драки, ради пряди седых волос
Скользкие чёрные тряпки обнимая, целуют взасос.
Склизкие чёрные тряпки обнимая, целуют взасос.
Склизкие чёрные тряпки обнимая, целуют взасос...

Леди Ван дер Лоо (Е. Головин)

Она смотрит недвижно и зло на журналы старинных мод
У леди Ван дер Лоо глаза вытекают, как мёд
На полу золотистые лужи, шелушится неоновый свет.
И на труп её бедного мужа фарфоровый падает снег.

И зловещая, как пепел, поправляя белый гребень,
Входит мёртвая служанка и проходит в кабинет
И задумчиво кружится нарисованная птица
Нарисованная птица на окне, которого нет.

Одинаково желанны восковые Дон Жуаны.
Восковые Дон Жуаны изрезанны её.
Входит мёртвая служанка, поправляя белый гребень.
А в холодном синем небе спит распластанный орёл.

К неподвижной фигуре подходит, кое-где разминая воск
И хищной иглою колет в неподатливый мозг.
И леди Ван дер Лоо глядит на фарфоровый снег,
И слёзы струятся светло по лицу, которого нет.

Все музыкальные и видео файлы на этом сайте представлены исключительно для ознакомления без целей коммерческого использования и должны быть удалены в течение 24 часов с момента скачивания. Администрация сайта не несет ответственности за неправомерные нарушения пользователей против правообладателей. Сайт предоставляет только ссылки на скачивание и ничего более.

На правах рекламы:

Яндекс.Метрика

Антология русского рока COPYRIGHT © 2008-2016. All Rights Reserved.